18

Kindred Souls

Объявление

Ночь не принесла девушке сновидений, самым нереальным показалось пробуждение. Ведьма заворочалась, потянула затёкшие ноги и вытянула шею. Волнующий родной запах пощекотал её нос. Мия потерлась о душистую кожу не открывая глаз. Захотелось то ли укусить то ли поцеловать. На автомате, сонные губы чмокнули что попало под них. Тогда Найтрей приоткрыла глаз и улыбнулась.
— Привееет, — пропела она слегка охрипшим голосом. Мрак прошлого вечера не вспоминался и не портил ей настроение. Сон отсёк всё плохое, обновил мысли и перезагрузил аватар.
Однако постепенно сознание включалось в работу, сообщая, что происходящее вполне реально. За ночь парочка устроилась вдоль дивана, Мия фактически лежала на фамильяре, у него был обнажён торс, она только что чмокнула его. От понимания, девушка резко проснулась и приподнялась над ним. Глаза распахнулись, проморгались, заметили довольного всем происходящим парня.
“Мы провели вместе ночь”
— Ой, — опешила и завертелась, топчась на фамильяре. В панике и спешке ретироваться, она зацепилась ногой и свалилась с дивана. — Ай! — пятая точка не обрадовалась, но Эмилия засмеялась. Немного нервно и неловко. — С добрым утром. Где мой кофе? — попыталась заговорить ему зубы она. Вода и пламя, клюв и когти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kindred Souls » Веяния Прошлого » 20.01.2024 [Наше личное никогда]


20.01.2024 [Наше личное никогда]

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Наше личное никогда

https://forumupload.ru/uploads/001c/0a/76/5/620878.gif

Charles Forester / Emilia Nightray

Утро, столовая

"Злодей должен быть наказан"- так думает Мия, но плохой парень вины за собой не признает. Получится ли у героев разрушить стену непонимания или она станет ещё больше?

0

2

В небе родилось утро: солнце взошло над горами, обливая снежные пики лиловыми красками. Яркая пламенная точка сделала девичью комнату тёплой и уютной. Мия сладко потянулась на кровати и сунула ноги в пушистые тапочки. Суббота. Идеальный по всем параметрам день. Он щедро одаривал предчувствием радостной наполненности, как в рождественское утро, когда ожидаешь, что под нарядной ёлкой ждут подарки в пёстрых упаковках. В субботу ты знаешь, что впереди два долгих дня только на себя. Свобода. Можно делать исключительно то, что хочется. Лучше субботы только первый день длинных каникул и праздники.

Ведьма бодро собралась и появилась на завтраке. С особым наслаждением вдохнула аромат свежей выпечки, он сильнее прочих окутывал столовую невидимой дымкой.

«Круассан или булочка с корицей?» - выбор, который всегда давался тяжело.

- Побыстрее можно?! – наехала белокурая девчонка, стоящая в очереди перед Найтрей. Она обращалась к женщине, что накладывала злючке сырники из тофу. От неприятного раздражения в её тоне, рука работницы столовой дрогнула, выронив лепёшку, должную оказаться на тарелке стервозной ученицы. – Растяпа, - цыкнула фифа, с отвращением воротя нос.

«Ну зачем так грубить? Куда ты спешишь? Такой ведь день прекрасный...,» - не понимала Мия, закатывая глаза, расстраиваясь, что её хорошее настроение портит утренний эпизод в столовой, который девушка не сможет выкинуть из головы.

Сьюзи, так судя по бейджику звали женщину, любезно накладывающую порции в тарелки учащихся, всегда приветлива и внимательна. Она ведьме особенно нравилась. Сьюзи казалась на своём месте, ведь глядя на неё невольно просыпался аппетит. Женщина небольшого роста, в теле крупного сладкого пирожка, из-под белой шапочки-таблетки торчало несколько коротких русых кудряшек, которые завиты, как пшеничные макаронины спиральки. Её круглые щёки всегда были розовыми, подобно молодым наливным яблочкам. А глаза с любовью смотрели на каждого так, словно ты её близкий родственник. У Мии в голове не укладывалось, что кто-то способен обидеть милую Сьюзи. Та никак за себя не постояла, растерянно закончила обслуживать неблагодарную девчонку и с приятной улыбкой переключилась на следующую по очереди ведьму.

- Доброе утро. Что ты хочешь? – у Мии от нежности защемило сердце. Настоящий профессионал и добрая душа. Её досадно обругала вредная школьница, но Сьюзи проявила радушие, так как Мия не в ответе за нелюбезность предшествующей блондинки. Девушка озвучила заказ, и прежде, чем уйти, пожелала восстановиться справедливость.

- Я всё хотела Вам сказать, что мне нравится, когда Ваша смена. Вы всегда очень обходительны и дружелюбны. Спасибо Вам.

Щёки Сьюзи тут же дозрели до ярко бордового сорта яблок – red delicious. Прошла пара мгновений прежде, чем она расплылась в благодарной улыбке, затем скромно потупилась, потому что не знала, что сказать.

- О, э, ох, спасибо.

- Не за что, это правда. – Мия взяла свой поднос и направилась занимать столик.

Она не могла изменить злую блондинку, чтобы та стала менее стервозной и саму Сьюзи, чтобы женщина не принимала близко к сердцу чужую вредность. Но в арсенале ведьмы оставалось мощное оружие борьбы со злостью – комплимент, сделавший обеим чуть светлее на душе. Сьюзи приятна похвала, а Мие заметить, что другого человека порадовали её слова.

Гармония положительных эмоций была восстановлена, и ведьма принялась за еду, ожидая, что теперь день наверняка пройдёт хорошо. Точно. Но через столик напротив опустилось его суровейшиство. Ведьма съела улыбку между ложкой творога с вишнёвым джемом и круассаном. Судьба, очевидно, намекала, что у настоящих героинь нет времени на завтрак.

Несправедливость всюду и её требовалось побеждать. Ведьмак трапезничал в одиночестве – это несомненно её лучший вариант застать парня без несостоявшейся невесты. Девушка решительно переместила себя вместе с подносом за его столик. Поймала на своём серьёзном лице взгляд и ультимативно проговорила:

- Привет, изменщик. Даю тебе день, чтобы самому признаться своей девушке в том, что между нами было. Иначе потом я расскажу ей.

0

3

Завтрак в академии начинается каждый день ровно в десять,  хотя по будням у студентов занятия с восьми тридцати. Правила в этом учебном заведении придумывали явно не для таких как Чарли. Ему необходимо было питаться в день раз пять и завтракать он предпочитал не позже чем через полчаса после пробуждения. А поднимался рано,  в будни и выходные всегда в одно и тоже время, как по часам.  По нему вообще часы можно было сверять, особенно когда дело касалось приёмов пищи. Здесь он был щепетилен до крайности,  ведь от этого зависело не только здоровье,  но и поддержание формы.

Форестер любил утро.  Каждый день он просыпался за несколько минут до будильника и поднимался с постели ровно в шесть,  без долгой раскачки. Подъем зависел только от него, в отличие от времени сна. Соседи редко ложились раньше двух ночи. Светили своими лампами, шуршали снеками и раздражали иными доступными способами. Но утро принадлежало только  одному Чарли.

И оно было идеально: лёгкая разминка с гантелями, пробежка, душ и завтрак. Ни с кем не говорить по возможности, только слушать музыку,  если сердце просит. Потом в будни он шёл на занятия и в десять снова оказывался в столовой за вторым завтраком, а в выходные что-то читал у себя в комнате или в библиотеке. Но так или иначе,  к "официальному" открытию столовой он был первым всякий раз.

Это субботнее утро не стало исключением. Он поднялся,  заправил постель, размялся с гантелями, ополоснулся в душе и ушёл в столовую. С персоналом у него были отличные отношения, он знал всех работающих там женщин,  а они с большим пониманием относились к "проблеме" Чарли.  Ангелы в белых передниках всегда были на стороне учащихся и не позволяли "детям" голодать. После он вернулся к себе в комнату почитал Муркока, да так увлёкся, что чуть было не пропустил время второго завтрака. Поэтому впервые за четыре года опоздал в столовую на целых три минуты.

К его неудовольствию в зале  появилась парочка учеников и идеальное свидание с едой уже не смогло бы состояться. Но делать было нечего.  Форестер решил,  что двойная порция сочного прожаренного бекона, фасоль в томатном соусе, омлет, аппетитные тосты, неизменная тарелка овсянки и хрустящая курочка в панировке - исправят ситуацию.  Но не смог устоять так же против знаменитых немецких сосисок, и какого-то неизвестного салатика с кукурузой и пекинской капустой. На десерт он взял парочку крупных яблок, которые собирался употребить где-то в более романтической обстановке. Вместо чая на этот раз он захватил стакан апельсинового сока и уединился в конце зала.

Несмотря на во всех отношениях приятную компанию мысли Форестера волей-неволей возвращались к последнему разговору с Клэр. Прокручивая её слова в голове раз за разом, ведьмак пытался понять действительно ли в том,  что она говорила, для него оставалась надежда или только мерещилась. Поэтому ел он в этот раз значительно медленнее, чем обычно.  Из забытья его вернула непрошенная гостья.

–  Привет, - он сделал короткую паузу, обдумывая, что более уместно: назвать девушку по имени или по фамилии. Но учитывая прошлое,  рассудил, что первое предпочтительнее. – Эмилия.

Девица мало того, что вторглась в его личное пространство и прервала трапезу,  так она в довершение вздумала угрожать. Если у Чарли действительно оставался хотя бы маленький шанс вернуть расположение Клэр, Луна обещала его разрушить.  Форестер хмыкнул и произнёс:

– А что между нами было? - изумился он без злобы.

"Ты сама меня пригласила,  а потом я ушёл.  Или соврешь, что мы переспали?"- он удивлённо уставился на собеседницу.

0

4

Она офигела от беспросветной наглости, на которую был способен этот мужик. Мия ожидала одного из двух: гнев с угрозами расправы или страх с мольбами договориться, но безразличие вкупе с беспамятством заставило грозные брови девушки приподняться, морща лоб. Приоткрытый в округлой форме рот глотнул пряный воздух и молча схлопнулся. Расширенные глаза по кошачьи прищурились, приходя к пониманию: «Под дурачка косит?»

Ведьма чуть не потонула в бархате его равнодушного голоса, её сбивала с боевого настроя и нужных мыслей привлекательная мордашка, это раздражало.

«Какого фига он так смотрит?» - во взгляде было что-то новое. Бесстрастная уверенность, которая ни в первую ни во вторую встречу и рядом не лежала. Он с Найтрей боролся, бросал вызов, хотя все козыри, как Мие тогда казалось, лежали у неё в руках.

Густые брови парня придавали выражению его лица упрямство, а матовые губы явно не собирались быть послушными и выдавать то, что ей хотелось слышать. А именно раскаянье, объявление о капитуляции и обещание, что больше никогда в жизни он не изменит ни одной девушке и не поступит подобным образом снова со своей.

«До чего ж хорош, сволочь. Наверняка потому и считает, что всё может. Красивые все строптивые.»

- Страстные жгучие поцелуи, - Мия водрузила локти на стол и схематично продемонстрировала на пальцах двух рук те самые лобызания, что у них состоялись в спальне, озвучила, пренебрежительно причмокивая губами, - а потом мы чуть не переспали. Твоей веснушке хватит, - закончила она демонстрацию, поднимая испытующий взгляд на парня.

0

5

Форестер молча наблюдал за кривляниями девчонки. В театральный клуб она отправилась не зря - талант на лицо! Хотя как большинство начинающих актрис самодеятельности, Луна чересчур переигрывала. Британец невозмутимо отодвинул от себя пустую тарелку и переключился на другое блюдо, чтобы отвлечься от созерцания манящих губ напротив.  Разумеется,  он ничего не забыл и напоминание заново распалило спящую плоть, поднимая с глубины души стыд. Почему он вообще думает о другой девушке,  когда есть Клэр? Ведь если любишь по-настоящему других просто не замечаешь.  Получается Эмилия не так далека от истины назвав его изменником?

Форестер едва заметно поморщился. Но кто она такая чтобы судить? Выискалась тоже полиция нравов! Строит глазки каждому встречному и говорит то,  что каждый не против услышать: "так я веду себя только с тобой". Совсем за лоха держит?! Натуру не перекроить. Любители флирта обычно берегов не видят, они просто не придают значения своему кокетству, ведь для них это так же естественно как дышать. И эта неблагонадежная девица вздумала его критиковать?! Трудно поверить, что она до сих пор нетронутый цветочек при таком поведении, но едва ли продержится долго. Такие как она вечно привлекают к себе любителей лёгкой наживы - мерзавцев и простофиль. Интересно удастся ли Луне продать себя подороже, как это удалось леди Джудит или лицедейство не доведёт её до добра? Хотя какое ему дело, что с ней станет?

Главное сохранить отношения с Клэр и вернуть утраченную любовь. Наверняка проблема заключалась в том,  что он был слишком холоден, а девочка созрела и искала секс. Вместо того чтобы откровенно все обсудить прошла искать этого где-то с другим парнем! Ну,  ничего.  Теперь когда ведьмак разобрался в причинах,  он найдёт способ все исправить.  Лишь бы Луна не вставляла палки в колеса.

–  Чуть не считается, - выдал Форестер. Наверняка у Луны имеется скрытый мотив. Нужно понять в чем её выгода…

– Или ты жалеешь? - его словно озарило. Конечно! Какое ей дело с кем кто встречается, если только она не…

–  Поэтому хочешь пойти и все рассказать?

0

6

Мия тихо засмеялась, прикрывая рот рукой, сразу же, как британец озвучил предположение. Искренне. Как негодовала, что слышит подобный абсурд. Он вообще её не понял? Какого чёрта фокус внимания сместился на ведьму, если плохой парень тут он? Очень опрометчиво шутить с человеком, владеющим серьёзным компроматом. Найтрей покачала головой, закатывая глаза. Он считал ей слабо?

При всём при том, в смехе девушки было что-то ещё – защитная реакция. И удивительно, что Мия обнаружила настолько тонкий, едва заметный оттенок собственных ощущений в целой гамме сильных эмоций. Она жалела, что ничего серьёзного между ними не случилось? Когда англичанин смотрел так отстранённо своими кофейными глазами из-под растрёпанных волос, а его плотно сжатые губы казались неприступными, далёкими и сухими, точно Марс, ведьма мысленно спотыкалась о слабую судорогу вожделения, являвшуюся прежде тайной для неё самой. К тому же… «страстные, жгучие», почему она настолько откровенно охарактеризовала поцелуи с ведьмаком? Только ли для того, чтобы подчеркнуть вину парня или они таковыми сохранились в её памяти, а выбранные слова не случайно первыми пришли на ум, выдавая беспощадное желание, что возникло между двумя человеческими телами?

Да, отбросить его грубую притягательность куда подальше тяжело, девушка ловила себя на мысли, что ей нелегко смотреть в глаза, когда взор напротив настолько пронзающий, заставляющий сомневаться в правомерности её действий. И всё же она решила, что парень своими вопросами пытался запутать, увести от правого дела и выйти сухим из воды. Не в её смену! Кто-кто, а водная ведьма точно подмочит его репутацию. Смущение таяло, как дым, Найтрей заставила сверлящий взгляд вернуться к объекту её презрения. Чуть не считается, видите ли. Но он был готов изменить по полной программе. А поцелуи нынче ничего не значат?

- Не заговаривай мне зубы, она сама решит, что засчитать тебе в вину, - озлобленно огрызнулась Эмилия.

На самом деле, существовали девушки, которые «любят» так сильно, что никакие нанесённые обиды или измены не способны отвратить их от фигового избранника. С этого станется – задурил бедняжке голову, а сам направо и налево ходит от неё. В таком случае, если Мия придёт и скажет рыжуле, что целовалась с её парнем, есть вероятность, что веснушка вцепится в неё саму и полетят девичьи волосы в разные стороны. Ведьмак при этом как бы не при чём. Ещё добавит, что Мия сама полезла, а поверит Клэр, само собой, ему. Глубоко задумавшись над перспективой, девушка окинула провожающим мрачным взглядом пустеющие тарелки, которые парень успевал избавлять от еды за их не располагающей к трапезе беседой. Во всяком случае у самой ведьмы аппетит пропал, но она откусила уголок сдобного круассана и запила чаем, следуя его примеру. Это действие сразу вызвало внутренний протест. Она как будто сидит завтракает с парнем преспокойно. Нет уж, она тут не за тем, чтобы компанию составлять и вообще не достоин. Мия резко вернула слоёное тесто на тарелку, а керамическая чашка звякнула о стол.

- Хочу, чтобы в мире было меньше обманутых девушек. Я в этом участвовать не буду, а ты втянул, - пояснила для особо одарённых. Раз уж здоровяк не знаком с понятием «честность».

0

7

Нет собеседников упрямее правдолюбцев, особенно если они пустились в размышления о лжи и справедливости. Однако люди "благородной" породы часто горазды лишь критиковать других. Истина в их глазах всегда представляется святой, непорочной девой, хотя на самом деле,  будь она женщиной, ни один мужчина в здравом уме не захотел бы эту обезображенную старуху. Правда всегда уродлива, потому люди и прячутся за удобную полуправду, ведь иначе можно случайно увидеть и собственный искаженный портрет.

Большинство людей живут по принципам: "если очень хочется, то можно", "если мне хорошо,  то все в порядке". Если очень хочется,  то можно взять чужое будь это вещь или человек.  Если мне хорошо,  значит чужие страдания можно не замечать.

Форестер и так достаточно корил себя за бездействие и глупость. Вначале когда он узнал, что Клэр его фамильяр он решил, что не испытывает к ней никаких романтических чувств. Это только связь. Ему казалось,  что он и влечения не чувствовал. Рядом с МакЛэган всегда было так спокойно, словно он вернулся в родной дом.  Ближе к концу второго курса, он стал сомневаться. Привязанность стала слишком сильной, да и близости у него ни с кем давно не было.  Клэр казалась идеальным вариантом. Соул. Родственная душа.  Уж она то точно не предаст.

Но она предала. У него была масса возможностей склонить девушку к сексу,  но он слишком уважал её, слишком дорожил, поэтому ждал когда Клэр подаст знак, что готова.  И она это сделала,  поделившись радостью - она целовалась с Норфолком.

Форестера бросало в крайности: иногда он ненавидел Клэр, презирал вообще всех женщин за ложь, мелочность и меркантильность. А потом вспоминал, что во многом если не во всем, виноват сам, и тогда женщины снова превращались в божьих ангелов, незаслуженно опороченных и безгрешных. Такое же отношение было у него к собственной матери. Злиться на неё было удобно и правильно, но стоило ей объяснить за что она наказывала сына -  у него появлялось чувство вины.  Она ведь всего лишь слабая женщина,  которая пытается воспитать своенравного ребёнка правильно при вечно занятом отце. Чарли должен быть послушным и кротким, как ягненок, потому что именно так поступает хороший сын.

А сейчас Найтрей отчитывала его за несуществующие грехи, старательно убеждая признать очередную "вину".  Но Форестеру надоело тащить этот груз в одиночку. Тем более, что в этот раз вины за собой он не ощущал. Но даже если она имелась,  то делилась поровну между ним и его несостоявшейся любовницей.

–  Говоря об обманутых ты имеешь в виду себя? - он отодвинул в сторону тарелку с  копчеными сосисками. Их запах отчего-то неприятно раздражал обоняние и сделал пару глотков апельсинового сока.

– Тебе было плевать даже на то как меня зовут, но к девушке моей решила прикопаться… Белое пальто не жмёт?

0

8

–  Говоря об обманутых ты имеешь в виду себя?

У ведьмы полезли на лоб глаза. Нет. Всё. Она определилась: «не жалею ни сколечко, что не переспали. Жалею, что повстречались, целовались, лапал». В груди полыхал огонь ярости, колючий взгляд девушки вцепился в ненавистные черты лица напротив. Хотелось срочно стереть с кожи память о его прикосновениях, смыть позорное участие в измене и никогда не иметь дел с упрямцем, что не способен признавать собственных ошибок, а только и делает, что тычет своим здоровым пальцем, прямо как копчёная сосиска на его тарелке, в других. Если какие-то сомнения в правильности её упрёков, сожаления о не случившейся близости или симпатии к ведьмаку оставались, то все прошли после его новых слов.

– Тебе было плевать даже на то как меня зовут, но к девушке моей решила прикопаться… Белое пальто не жмёт?

Да чего он прицепился так к имени своему? Такое красивое, важное или известное, что похвастать хотелось, а не вышло?

- Какой ты молодец. Два укора и оба уместились в одном предложении, - дерзила Мия, саркастично ухмыляясь.

Он бесил. Так сильно бесил! Вообще-то Эмилия добрая, если на неё не нападать, слово злого не скажет, но ведьма могла стать жестокой к обидчику, который задумал проявить агрессию к ней или другому беззащитному человеку. В данном случае упрёки англичанина казались девушке ничтожными и смешными в сравнении с его проступком. Какая разница спала она с незнакомцем или уточнила прежде, как зовут? Что это против предательства любимой? Одно дело – у них свободные отношения и совсем другое, если подобной договорённости нет. Судя по тому, как усиливалась британцем защита их секрета через атаку, вариант второй. Он боялся, что Мия расскажет не смотря на напускную невозмутимость. Но она то всё замечала – парень злился из-за своего проигрыша.

Нога ведьмы непрерывно дергалась под столом пока слегка прищуренные глаза изучали собеседника. Присмотревшись, волшебница поняла, что было в нём что-то ещё. Поимо вопиющей наглости метать в неё стрелки. Радужка глаз ведьмака была настолько тёмной, что сливалась цветом со зрачками. От чего глаза парня казались бесконечно глубокими колодцами тайн и невысказанных мыслей. Удивительно, он говорил с ней много больше, чем в первую встречу, а казалось, что с каждым словом отдалялся сильнее. Найтрей узнала значительную часть информации через жесты, мимику, поступки, и составила определённое мнение о нём. А сейчас где неловкий мишка, бесподобный Бог? На завтраке сидел человек, который словно всё уже понял про эту жизнь и ему она безразлична. Отмахивался от претензий ведьмы, как назойливой жужжащей мошки, даже есть не переставал. Но под конец Мие удалось и ему аппетит испортить. Фиговое вышло общение, не такого она ожидала подсаживаясь. Подумала только, что дальше тянуть нельзя, им в одном театрально кружке играть, знакомиться ей придётся. Хотя из принципа спрашивать как зовут не хотелось. Тем более, что ему по чистой случайности повезло узнать её собственное имя, а бравирует этим словно собственным достижением. Бесит!

- Я как-то уже привыкла про себя называть горячий-парень-из-библиотеки. Но больше тебе не подходит, ты прав. Так что... как тебя зовут? – нехотя поинтересовалась она.

0

9

– Какой ты молодец. Два укора и оба уместились в одном предложении, - выдала девушка. Взгляд Форестера опасно сузился. Тупое упрямство всегда его раздражало. Кто она такая чтобы читать ему мораль? Она хотя бы знает,  что такое любовь? Каково это любить по-настоящему? Чему эта легкомысленная девица вообще способна научить? Нормальные отношения точно не для нее. Будь у неё парень она бы точно ему изменяла раз строит глазки каждому. Повезло, что он не спутался с этой оторвой и сумел обуздать глупую похоть, ведь иначе совесть не позволила бы ему бросить девушку.  Ему пришлось бы взять на себя ответственность за содеянное и выполнять капризы нахалки. В результате он навсегда потерял бы Клэр. Однако он потеряет её в любом случае, ведь Эмилия оказалась не просто озабоченной нимфоманкой, а ещё и шантажисткой.  Если уж она угрожает ведьмаку сейчас,  когда между ними ничего не было кроме поцелуев,  она обязательно сделала бы тоже самое,  если б ведьмак польстился на секс.   

– Я как-то уже привыкла про себя называть горячий-парень-из-библиотеки, - лениво промурлыкала она,  будто большая сонная кошка. – Но больше тебе не подходит, ты прав. Так что... как тебя зовут?

Чарли закипел от такой наглости. Она собирается разрушить его жизнь и ещё смеет интересоваться подобным в
пренебрежительной манере.

–  Не скажу!  Зачем тебе моё имя, когда есть кличка? - Он все ещё  сидел спокойно и ни один мускул на лице не выдал бешенства, которое бушевало сейчас в душе. Разум отказывался понимать почему абсолютно все женщины так с ним жестоки. Чем он  заслужил безразличие матери? Почему обязан был добиваться любви? Разве материнская любовь не является самой чистой и бескорыстной? Разве мать не любит свое дитя просто так, только за сам факт существования? Почему Клэр предпочла другого? Разве они не половинки одной души? Почему она ясно не давала ему понять,  что он ей нравится, как  сделала это после признания? Почему если не все потеряно,  она не собирается расставаться с парнем? А теперь ещё отчитываться перед этой выскочкой?! Ну уж нет! Своим женщинам он был готов простить что угодно.  Он все равно привязан к матери и плевать хотел на измену Клэр.  Но остальным не позволит унижать себя и вытирать ноги. Кем она его считает?

–  Для собаки самое оно.

"Ты же так видишь всех мужчин? Привыкла что все вокруг радостно виляют хвостами и готовы выполнить любую прихоть? А если что-то не так наказываешь непослушного пса палкой? Вот,  только со мной ошибалась. Я тебе не принадлежу."

0

10

«Не скажу. Бу-бу-бу», - про себя передразнивала Мия, получив отказ узнать имя собеседника. Ведьмак обиделся, но на его внешнем виде это никак не отражалось: каменное лицо и неподвижные глаза держались достойно, однако надтреснутый голос и брошенный упрёк будто с ним обращаются, как с собакой, выдавали истинные эмоции. В уголках губ девушки наметилась скользкая улыбка, она ожидала от британца возможных ломаний и вредности, но не понимала сакрального таинства его имени из-за которого при каждом случае, парень попрекал, а теперь утаивал лишь за то, что Найтрей познакомилась не как подобает.

По его надвинутым мохнатым бровям и буравящему взгляду читалась претензия и не одна. Сколько нелицеприятного он думал про неё, какими словами проклинал в мыслях? Она сидела напротив достаточно близко, чтобы замечать неприязнь к своей персоне. Всё только от страха или чего губы напротив враждебно дулись? Ведьма знала: добавить немного ласки, остужая его злость, притвориться милой кошечкой и всё он расскажет, по англичанину видно, он хотел представиться как положено, хотел, чтобы Мия вела себя уважительно, а не иронично и обвинительно. Только изменщики не заслуживали её доброты.

- Как пожелаешь, - она поднялась со стула под раздражающий скрежет ножек о кафель и вернула чашку на свой поднос. - Думаю, ты меня услышал, - больше не глядя в тёмные глаза ведьмака, повторила угрозу с которой подсела.

Ей в самом деле не хотелось ничего самой рассказывать Клэр, и вряд ли стала бы. Она поцеловала чужого парня не зная, что тот занят, вины нет, лезть в чужие отношения вдруг показалось себе дороже и очень бессмысленным занятием. За какие-то заслуги веснушка же полюбила парня, зная, что он бабник. По таким всегда видно: они не упускают возможности заигрывать с другими девушками, используют чрезмерную напускную уверенность, сыпят комплементами, но рыжая с ним. Значит, счастья молодым. Тут Мия задумалась. В общении с ней англичанин таким не был, скорее напоминал загнанную на убой овечку. А теперь он пытался её одну винить за свою ошибку? Прости, родная, меня околдовала эта ведьма? Во наглый.

Единственное на что с самого начала рассчитывала Эмилия – совесть шатена напротив. Целый день он проживёт с осознанием, что часики тикают и лучше самому признаться любимой. И несомненно бы признался в конце. Только судя по случившемуся разговору, пристыдить Мие не удалось, она столкнулась с непрошибаемым подлецом, который прикидывался белым и пушистым.

0

11

–  Как пожелаешь, - бросила она и поднялась с места под протяжный, тоскливый скрежет стула. Вилка в руке Форестера погнулась. Он отодвинул тарелку и окинул глазами стол. Не в его правилах было уходить не убрав за собой, но пришлось пренебречь привычкой, чтобы поставить нахалку на место.

–  Думаю, ты меня понял, - процедила шантажистка, разворачиваясь к нему спиной.  Чарли так резко встал, что зазвенела посуда на столе.

–  Нет уж,  погоди! - он резко перехватил её запястье, заставляя остановиться.

–  Прежде чем творить "добро"- он саркастично усмехнулся,  - ты хотя бы вначале разберись в ситуации…

Форестер смерил девицу презрительным взглядом:
– Если лезешь в чужую жизнь не преследуя выгоды, конечно…

"На словах все кругом,  добросердечные, а копни поглубже выяснится, что все не просто так…"

– Жалею,  что вообще помог тебе тогда в библиотеке… - с горечью признался Чарли,  бросил руку Эмилии и зашагал к выходу. Расплата за ошибки всегда наступает.

0

12

Лязг посуды успел предупредить об опасности за доли секунды до того, как запястье Мии угодило в тесный капкан мужской лапищи. Настолько огромной, что скорее она должна принадлежать великану, а не простому человеку. Приподнятый над столом поднос девушка выпустила, разжимая напряжённые пальцы, чтобы ничего не разбилось в потасовке. Вот он не выдержал, и они подошли к угрозам. Ты этого добивалась, Эмилия? Поздравляю. Жаль не продумала план на такой сценарий.

«Блин, не станет же он бить на глазах у половины школы?»

Не смотря на определённую убеждённость, нутро ведьмы сжалось в тугой комок, а глаза девушки от страха зажмурились, не желая наблюдать нависшего над собой злого орка. Вместо удара, её щеки коснулось накалённое пламенной речью дыхание. Великан понизил голос, чтобы слышала только Мия, он снова упрекал, но на сей раз более конкретно - предлагая в начале разобраться в ситуации. Девушка заглянула в антрацитовые глаза напротив. Ведьмак упорно смотрел на неё, словно это могло заставить понять, что он пытался донести и чего хотел. Англичанин не причинял боль физическую, лишь удерживал за руку, но его крайние брошенные слова ранили сильнее, чем отброшенная после спича рука Мии. Он жалел, что помог тогда в библиотеке.

Первым делом ведьма оскорбилась на сделанное заявление. Горячий вихрь таких эмоций, как обида, ярость и унижение огрели девушку словно пощёчина. Она не собиралась оставаться за столиком, которым сидел этот засранец. Даже если британец тяжёлой походкой удалялся от него, оставив недоеденное и неубранное. Неряха!

Мия раздражённо, с резкими неуклюжими движениями вернулась на своё прежнее место. Уже сидевший там парнишка в очках поднял на ведьму растерянный, но полный надежды взгляд.

«Да не знакомиться я подсела»

- Я тут сидела, - недовольно буркнула она будто наезжая на ни в чём неповинного ученика. На душе осело мерзкое чувство тошноты от самой себя и неприязни. Как будто девушка действительно в чём-то виновна. Умел же этот тип пристыдить, однако. После его фееричного ухода в пошлый раз, Найтрей сама от себя не ожидая, вела более чем осторожно с парнями и одёргивала срывающийся с губ флирт, а также игнорировала направленный в её сторону. Шутки шутками, но ей пришлось задуматься над тем, что было бы попадись ей немного более настойчивый парень. Возможно, она бы пожалела, как сожалела теперь, столкнувшись с последствиями.

Перебирая в голове отзвучавшие слова ведьмака, Мию терзало саднящее ощущение собственной неправоты. В чём-то. Возможно.

«Чёрт»

Девушка знала, что не будет ей покоя пока не разберётся, но ответы на вопросы уходили всё дальше с каждой напрасно потраченной секундой. Эмилия приступила к реализации решения ещё раньше, чем осознала, что приняла его. Она резко вскочила и забросила на нужную стойку поднос. После чего догнала высокого ведьмака в коридоре, встала впереди и взяла за оба запястья.

- Стой, подожди. Я хочу разобраться. Если я в чём-то не права, объясни, - она позаимствовала у паренька к которому подсаживалась взгляд, полный надежды и устремила на британца.

0

13

Форестер двигался вперёд так же решительно как ледокол,  пока какая-то нерасторопная девчонка не успела вовремя отскочить в сторону и врезалась прямо ему в грудь.  Чарли перевёл на неё взгляд и девушка вся сжалась, пробормотала извинения и скрылась за поворотом. Только благодаря этому ведьмак осознал настолько сильно он разъярился. Пугает ни в чем не повинных людей и все из-за какой-то вертихвостки! Британец тяжело выдохнул и перешел на размеренный шаг, собираясь с мыслями.

Эмилия Найтрей самая странная девица из всех какие встречались ему в жизни.  Она непоследовательная в поступках, взбалмошная, импульсивная. Однако почему он так остро реагирует на её слова и поступки? Разве она в самом деле может представлять какую-то угрозу? Ну, соврет она Клэр, что изменится? МакЛэган как встречалась так и будет продолжать встречаться с Норфолком, а если расстанется с ним - найдёт себе кого-нибудь ещё. Может быть надежда, которую он почувствовал беседуя со своей половиной, обманчива, на самом деле  ему никогда  ничего не светило с Клэр.  А может если б он все-таки хотя решился на поцелуй, то уже давно воспринимал фамильяршу не иначе как родную сестру? Форестер абсолютно не сомневался, что сумел бы отличить дружескую симпатию от любви или влечения, при том с первого раза.  Ну или со второго… Ну,  может не с поцелуя, а чего-то посущественнее, но точно разобрался бы! В любом случае,  он был уверен, что если один соул любит другого,  то другой просто не может не испытывать взаимных чувств. Душа-то одна. Вот и получается: или оба любят,  или оба не любят, в обоих случаях кто-то один обманывается отвергая истинные чувства в угоду каким-то иным стремлениям.

Он уже почти выкинул из головы Найтрей и её дьявольские козни, но демонесса снова предстала перед ним,  останавливая мягким прикосновением. На долю секунды Чарли остолбенел, но в следующее мгновение был уже готов отбросить удерживающие его руки, только девушка заговорила почти сразу же и её слова заставили его передумать. Растерянность на его лице сменилась двусмысленной ухмылкой.

–  Ладно. Пойдём. - проговорил он, удобнее перехватил узкую девичью ладонь и повел за собой вглубь по коридору, затем свернул и завёл Найтрей под лестницу, ведущую на второй этаж.  Здесь любопытные точно не помешают им общаться.

Форестер выпустил руку девушки и отступил на шаг, смерив её недоверчивым взглядом. Она действительно хочет разобраться в ситуации или опять лжёт? Только зачем?

–  Хочешь пойти к Клэр? Иди!

"Мне терять уже давно нечего".

– Заодно расскажи ей,  как приятно мне было,  слышать её истории о поцелуе с тем парнем, ощущать её эмоции и держать себя в руках…

0

14

Крохотная ладошка Эмилии исчезла в огромной лохматой руке ведьмака. Он взял девушку не как полноправного члена общества и человека у которого есть право голоса, а обхватил поверх всех пяти пальцев разом, словно несмышлёного ребёнка, и повёл за собой. Мия как обычно запротестовала внутри пренебрежительному обращению, но стерпела, семеня позади хвостиком. Она видела по его угрюмому лицу - одно неверное слово и электрическая туча внутри парня шарахнет разрядом молнии, оставляя после себя выжженную землю, а ведьма хотела получить ответы и остаться в живых.

Когда британец завёл в тёмный угол под лестницей, в голову внезапно пришла совершенно нелепая картина. Ведьмак прижимает к стене и поднимает за горло своей мускулистой ручищей, пока ноги её беспомощно болтаются в воздухе. По спине пробежал холодок, она опасливо осмотрела место своей возможной кончины и обернулась лицом к парню. Да нет, бред, конечно. Совершенно невозможно. Глупость. Выкинуть из головы и забыть. Умора.

Он отпустил руку, но смотрел так, будто в самом деле раздумывал не придушить ли. Потому если допустить. Да, только допустить, что он заманил сюда расправиться и никаких оправданий своему поступку не имеет, то, на что парень готов ради сохранности секрета?

–  Хочешь пойти к Клэр? Иди! – пробасил с угрозой.

«Мама!» - она жалобно на него посмотрела. «А ты как бы стоишь на пути? И только через твой труп?»

Однако продолжая вещать в злобной манере, парень выдал нечто иное. Крохи информации о «её поцелуе с тем парнем» из которых Мия, очевидно, должна собрать полную картину. Не сопротивляясь ошеломляющей мысли, девушка предположила самое очевидное.

- Она первая изменила? Ты хотел отомстить?

0

15

Форестер никогда ни с кем не откровенничал, особенно с женщинами. В детстве у него, как и у всякого ребёнка, существовала потребность делиться с матерью каждым новым открытием, но леди Джудит быстро отучила его от этой дурной привычки.  "Слишком много болтать неподобающее занятие для мужчины". Отец Форестера в данном вопросе был единодушен с супругой: "Нельзя показывать женщине свои слабости и открывать душу". Сэр Джон считал,  что во всем мире нет мужчины и женщины,  которые хотели бы полностью раскрыться друг перед другом.

Женщины со времен Адама и Евы стремятся залезть мужчине в голову.  Не поэтому ли, стоит только  затянуться недолгому молчанию, они ни с того ни с сего спрашивают "о чем ты думаешь?" Однако стоит приоткрыть завесу тайны и стать для неё понятным, она тотчас начнёт воспринимать мужчину как ребёнка, который нуждается в утешении, и вскоре утратит всякое к нему уважение.  Именно поэтому мужчина должен оставаться непознанным.  Точно так же и мужчине не следует пытаться постичь свою спутницу.

Всегда должно оставаться нечто запретное, даже между супругами, иначе можно утратить интерес.  Впрочем, глядя на своих родителей Чарли никогда не наблюдал между ними ничего кроме взаимного безразличия. Однако несмотря на это перенял постулаты жизни своего отца и матери.  Исповедоваться перед кем-то кроме святого отца ему казалось величайшим кощунством по отношению к самому себе.

Рассказать Эмилии даже такую малость для него было сродни подвигу, а разжевывать подробности оказалось ещё тяжелее. На лице Чарли мигом отразился целый калейдоскоп эмоций. Первым его порывом было сразу возмутиться: Клэр не такая! Она никогда не изменила бы любимому парню.  Однако он нахмурился осмысливая брошенную Найтрей фразу. Если целоваться с другим не предательство - тогда что? И все-таки…

– Она не изменяла. Мы никогда не были парой, - слова давались ему с трудом. Простая истина произнесенная вслух приобретала размер устрашающего непобедимого исполина. Никогда не были парой - прозвучало как приговор. Он только что расписался перед ведьмой в своём бессилии и слепоте и горечь правды полилась куда легче:

– Я столько лет считал, что между нами что-то есть…но оказалось "мой ведьмак" всего лишь кличка… для щенка, - желваки на его лице гневно заходили.

–  Всем вам что-то нужно от меня, - обида, которую он сдерживал годами, наконец вырвалась наружу, - но плевать на мои чувства!

Сколько раз в жизни он слышал от матери "ты должен", но ни разу так и не услышал, что она должна! Например, дарить свое внимание, нежность и заботу вместо холодного безразличия, которое причиняло только боль. Он считал,  что с Клэр все иначе.  Эту девушку он действительно может считать своей,  потому что между ними царила взаимность.  Они заботились друг о друге, искренне переживали друг за друга.  Они были настоящей командой.  Серьёзных и длительных отношений с женщинами у Чарли никогда не было,  не удивительно, что Клэр он воспринимал никак иначе,  как свою девушку. Однако ты можешь верить во все что угодно, истина от этого не поменяется.

Взаимность должна быть полной.  Абсолютной. Неизменной.

Мысли Найтрей глубоко ранили британца. Неужели он действительно хотел причинить боль своей половинке и поэтому пришёл к ведьме? Чарли содрогнулся от ужаса этой догадки. А ещё от воспоминаний о настоящей причине. Луна полностью его очаровала. Он верил, что её объятья помогут ему унять боль.

– Я никогда не причинил бы вред Клэр… Не только потому что она мой соул…

"Неужели ты думаешь,  что я на это способен?"

0

16

Ведьмак помялся немного, пожевал щеки и с заметным трудом опроверг предположение Мии, вынуждая вообще теперь ничего не понимать. Зачем звать в жёны девушку, с которой никогда не был парой? Вздор же. Она вытаращила глаза, подозревая, выискивая в тяжёлых складках бровей, опущенном подбородке и померкшем взоре, частицу хитрой игры, за которой бы скрывался обман. Но заметила ведьма лишь то, что собственные слова поразили его в самое сердце. Произнеся их вслух, для неё, парень словно сделал их реальным, наделяя силой, которая его тут же надломила. Она впервые на своей памяти видела настолько яркое проявление эмоций со стороны британца. От него ждёшь столько же откровенных жалоб, как от бетонной стены, но сейчас преимущественно сдержанный и немного отстранённый парень захлёбывался горечью длительной обиды на своего фамильяра. За то, что неправильно поняли друг друга? За годы общения, в котором не оказалось места честным разговорам и конкретики? Эмилия вспомнила как разворачивалось их знакомство и потому словно сама оказалась очевидцем, легко представляла, как обманывался ведьмак даже если Клэр не подшучивала над парнем. Мия же провоцировала, это правда. Она тоже давала разные клички англичанину, не задумывалась о чужих чувствах. Всё про неё, всё правда.

Окончательно отбросив глупые предрассудки, она подняла на ведьмака робкий взгляд и тут же спрятала за густыми ресницами. Его боль утяжеляла преступления девушки против парня. Всех девушек против всех парней. Ведь у неё точно так же был свой фамильяр, который не смотря на все её слова, мог полагать, что между ними что-то есть или когда-нибудь будет.

Ощущая как сердце тяготит чувство печали и вины, она поджала губы, ей страшно захотелось утешить парня и получить прощение. Девушка двумя короткими шагами разломила расстояние между ними и её руки, как два лебединых крыла обвили ведьмака.

- Извини, - тихо сказала она. – Конечно, такой лапка не причинил бы вреда, - Мия снова видела мишку, но парень не понял бы от чего она так его назвала и слово лапка почему-то вырвалось само.

- Мне жаль, - выдохнула ведьма.

0

17

Говорят,  первое впечатление о человеке самое верное, но  Эмилия Найтрей нарушала это правило.  Форестер посчитал её недалекой и легкомысленной, но она оказалась достаточно глубокой и рассудительной. Ему показалось, что ведьма из тех, кто часто спешит с выводами, но она и здесь исправилась, проявив себя самым лучшим образом.  Она умела признавать свои ошибки и была способна сопереживать. В купе с миловидным личиком и превосходной  изящной фигурой Луна превратилась в идеал мужских фантазий. Трудно было абстрагироваться от этой мысли, когда она к тому же крепко прижималась к ведьмаку,  чтобы его утешить.

Волна тепла, исходящая от её тела, запускала в его организме какие-то особые механизмы - ему не хотелось разрывать близость, наоборот,  он желал сделать её более полной. Однако защитные реакции сработали быстрее, чем британец успел осознать, насколько сильно ему приятны объятья.

–  Ты чего? - он взял девушку за плечи заставляя чуть-чуть отстраниться и глядя в её глаза вопросительно повторил: – Лапка?!

Что это значит? Теперь Эмилия считает его хорошим? Или снова смеётся над ним? Такого странного прозвища ему ещё никогда не давали.

Он поспешил высвободиться из кольца её рук,  потому что тело среагировало на близость вопреки уму и Чарли совсем не хотелось, чтобы его тайна случайно обнаружилась.

– Теперь ты меня жалеешь? - не скрывая печали в голосе, проговорил британец.  Чарли всегда казалось,  если девушка жалеет парня - это провал. Ничего у вас не выйдет. Со временем её общество начнёт тяготить, потому что будет вечным напоминанием слабостей. Зависимые отношения- не то к чему он стремился в дружбе или в любви.

–  Не надо.

"Я сам виноват."

0

18

Объятья девушки ведьмак отверг, указывая на несуразность оных, вынуждая Мию смущённо упереть взгляд на собственные туфли. Заметить, что на правой где-то поставила царапину и невероятным волевым усилием останавливать жгучее желание убежать после бранчливого голоса парня:

– Теперь ты меня жалеешь?

«Какой же ты страшный иногда»

По-прежнему испытывая удушливую вину перед ним, Найтрей припечатало запоздалым пониманием, что слово она подобрала не правильное. Люди, а особенно мужчины, часто остро реагируют на него. Им не хочется выглядеть жалкими, тем более в глазах женщины. В действительности же, она имела ввиду другое и поспешила исправиться:

- Сочувствую. И сожалею, что вошла в число тех, «кому от тебя что-то нужно, но плевать на твои чувства», - она подняла на британца кроткий взгляд в конце. Руки, которые потянулись поправить волосы, чтобы хоть так, но спрятаться от чувства неловкости, она прервала, разводя в стороны, демонстрируя открытость и искренность признания. Фактически извинялась. Под тяжестью его взгляда, ведьма вновь уронила свой под ноги.

«Господи, дай мне сил».

0

19

"Сочувствую", - обронила она и Чарли задумался. Возможно она лгала,  снова играла с ним и потешалась? В конце концов,  Эмилия  уже поступала так раньше с чего бы ей верить теперь? С другой стороны,  какой смысл обманывать сейчас, пытаться что-то исправить и заслужить прощение?

– И сожалею, что вошла в число тех, «кому от тебя что-то нужно, но плевать на твои чувства», - продолжала она тем временем.  Слова Найтрей живительным бальзамом врачевали душу. Форестер молчал, глядя сквозь собеседницу. Скольким людям в его жизни было не наплевать на него? Двум? Трём? Впрочем,  они все равно исчезали с его пути, занятые своими заботами.

До знакомства с Клэр он отталкивал людей, потому что боялся испытать боль разочарования и потерь снова. Встретив Клэр, он думал,  что теперь сможет навсегда забыть про одиночество,  рядом всегда будет человек, которому он не безразличен.  Но, кажется,  Клэр куда важнее Норфолк, чем собственный соул. Даже волшебная связь не сумела уберечь ведьмака от огорчений, так может быть пора побороть застарелый страх?

Люди приходят и уходят.  Любые отношения не навсегда. Плохое и хорошее постоянно сменяет друг друга.  Ты и сам не навсегда, а значит, стоит радоваться светлым моментам, которые дарит  жизнь и просто двигаться вперёд. Ошибаться не бессмысленно. Просто ничего иного не остаётся.

Он перевёл глаза на девушку напротив. Густые локоны тёмным бархатом струились по её плечам. Он не заметил и тени лукавства на её лице и во взгляде.  Казалось,  перед ним предстала совсем другая Луна. Форестер ещё не разобрался нравится ли ему это или, наоборот,  отталкивает. Но решил простить девушку.

–  Ладно. Забыли, - произнёс он, махнув рукой, словно отсекая прошлое и выражая готовность начать все с чистого листа. Взгляд отчего-то упал на её губы,  чуть дрогнувшие в улыбке, снова возрождая в голове жаркие образы.

"Я что действительно попытаюсь с ней дружить?" - абсурдная мысль, заставила  улыбнуться в ответ.  "Да- нет,  думаю,  что у неё тоже не возникнет такого желания. Ей нужно прощение, чтобы снова почувствовать себя хорошим человеком… наверное"

Хотя стоящая напротив девушка никак не производила впечатление человека,  который нуждается в одобрении других.  Скорее наоборот - это она была судьей чужих поступков. В поисках справедливости она строго судила других,  но оценивала свое поведение мягче. Чарли невольно указал на это и тем самым заслужил уважение, которого не искал.  Он все ещё относился к ведьме настороженно, опасаясь снова ошибиться, но уже сделал шаг навстречу.

0

20

Справедливость - громкое слово из четырнадцати букв. За которым на душе у каждого человека скрывается собственный мнимый баланс правильного и неправильного. Нужно ли делить конфеты поровну? А если кто-то их не любит и ему столько не нужно/нельзя? Если видишь как большой ребёнок ударил маленького, почему обидно и плохо тебе, хотя данная ситуация никак не касается? Откуда ощущение неловкости если другому человеку в жизни повезло не так же сильно как тебе?

Если задуматься, на идее мифической справедливости строятся философские учения и религии, её активно используют политики. Например, сейчас тебе нужно пострадать, зато потом воздастся сполна и чаша равновесия компенсируется. На самом деле это вымышленное и искусственно созданное понятие. Чтобы легче управлять людьми, чтобы дарить ощущение безопасности, чтобы внутренний компас помогал ориентироваться в мире. Но если постоянно прислушиваться к идее справедливости, она провоцирует много разных детских чувств: зависть, злость, вину, обиду и в конечном счете становится разрушительной для человека, постоянно стремящегося её восстановить.

Потому что посмотрев правде в глаза, можно увидеть, что её не существует. Иначе все должны родиться при равных правах и возможностях, но это не так. Люди сами для себя её создают в жизни. Очень хочется, чтобы такое понятие существовало и акт справедливости рано или поздно восторжествовало. Но мир никогда не брал обещаний быть идеальным. Он не добр и не гарантировал счастья. Можно тяжело заболеть, утратить конечности, столкнуться со смертью близкого и всё перечисленное будет естественно. Так что бессмысленно переживать о несовершенстве своём, чужом, жизни. Люди оказываются глупы, эгоистичны, ленивы, агрессивны, не воспитаны и нечестны. Близкие могут разрушать свою жизнь как им вздумается, совершать глупости, в том числе фатальные. Никто не гарантировал, что они будут только радовать или заботиться о тебе, что не нарушат данное слово или не причинят зло. Ведь все они такие же люди со своими слабостями, глупостями или даже желанием отомстить. Всё, что остаётся - принимать это как данность, как приходится мириться с погодой.

Только что Мия получила внутреннюю подсечку и упала на попу, а ситуация перевернулась таким образом, что плохо поступила с парнем она. Отчасти, утраченная необходимость оценивать поступок англичанина и пытаться воздать по заслугам, подарила ей свободу и облегчило ношу борца за справедливость. Она вдруг ясно увидела, что воспитывая в людях порядочность, лучше всего начать с себя. Девушка уверенно подняла голову.

- Как тебя зовут? Я правда хотела бы знать, - спросила она искренне желая начать с начала.

0

21

Если девушка хотела успокоить  совесть, то зачем было интересоваться именем? Казалось бы на этом можно и разойтись по своим делам.  Прощение она получила. Мнимая несправедливость устранена, но ей оказалось этого мало. Она решила и дальше демонстрировать дружелюбие. Только с какой целью?

Чарли напряженно нахмурился, в глубине души все ещё сомневаясь в искренности этой девушки. Слова ничего не значат.  Люди произносят ворох пустых фраз день за днём, но они не отражают истинных мыслей говорящих. Мало таких чьи слова действительно не расходятся с действиями.

Когда-то  отец сказал ему, что держаться в жизни нужно только таких людей. И вообще быть рядом с теми,  кто меньше болтает. Те кто, много говорят - часто лгут, а ещё они легкомысленно относятся к жизни. Чарли редко прислушивался к отцу, но опыт со временем научил его осторожности.

Какими бы мотивами не руководствовалась на этот раз соблазнительница Луна, он сделал ещё один шаг к ней навстречу.

– Форестер Чарльз.- собственное имя отчего-то показалось чужим. Оно звучало как-то совсем не круто и чтобы сгладить неприятное, с точки зрения ведьмака, впечатление, он для чего-то добавил:
– Чарли для близких друзей…

Теперь он выглядел ещё более глупым. Дружбу девушке, под юбку которой он почти забрался, предлагать он точно не планировал. Однако отступать было уже некуда.

–  Мне не особенно нравится моё имя.

Имя Чарльз всегда казалось ему простецким, несмотря на то,  что его носил Уэльский принц. Форестер считал, что если родители желали как-то выпендриться, чтобы подчеркнуть благородство древнего дворянского рода могли бы подыскать что-то более благозвучное, например Георг, Ричард или Вильгельм.  Конечно,  он тоже смотрелся бы странно с таким именем, будто натянул старый свитер пропахший нафталином из бабушкиного сундука, но у него был шанс оправдаться списав все на придурь родителей.

Он помялся немного и тоже решил извиниться,  рассчитывая,  что уж после этого девица полностью удовлетворится и останет.

– Я тоже должен извиниться,  что не правильно понял тебя в прошлый раз…

И правда,  может быть теперь её цель доказать, что она приличная, скромная и все такое.  Надо сыграть на опережение. Он в этом никогда нисколько не сомневался. Правда-правда.

0

22

Откровенно говоря, Мия не рассчитывала получить имя даже зная как влияет на парней её милое личико и пара невинных взмахов ресницами. Но англичанин сделан не из камня, на него действовало очарование женственности и мягкость сработала гораздо эффективнее обвинений. Режущий взгляд стремительно терял остроту, а хмурые брови осторожно разгладились. Не полностью, как бы выдавая небольшой кредит доверия. Озвучивая имя, в голосе британца по-прежнему слышался металл, но уже не лязгающий, а чугунно-глухой.

Чарльз. Звучало так же грозно и сурово, как выглядел хозяин. Имя возвышало своего обладателя ещё на пару сантиметров, хотя куда выше?!

- Чарли для близких друзей, - то ли предлагал парень, то ли дразнил как ведьме обращаться не светит. Нет же, он смущался сам. Девушка улыбнулась, порадовавшись стеснению, которое отлично отражало изменившееся за короткий миг настроение. Огромный, если вдуматься, шаг.

Она попыталась разрядить обстановку шуткой, но вышло пошло и глупо, в лучших её традициях.

- Да, тебе не подходит. Могу оставить "горячий парень", - нервный смешок неудачно прикрывал её собственную проснувшуюся неловкость. Вздох. Мия заправила локон за ухо, опуская беспечный взгляд в пол. Извинение окончательно растрогало Найтрей. Ведь чем лучше к ней относились, тем больше девушка стремилась отплатить той же монетой, поэтому Чарльз удостоился честности. Не вдаваясь в детали, волшебница по сути созналась, что начала игру, которую не смогла закончить.

- Ты правильно меня понял, я неправильно поняла себя.

0

23

- Да, тебе не подходит. Могу оставить "горячий парень", - девица глупо хихикнула. Брови Форестера вновь поползли вверх. Зачем она флиртует? Странная все-таки девчонка. Кокетство между ними теперь абсолютно неуместно. Пытается разрядить обстановку? Не привыкла общаться серьёзно? Любит из всего устраивать фарс?

Луна снова потеряла пару очков в глазах ведьмака, хотя это не помешало ему вести себя с девушкой уважительно.  Знавал,  конечно,  Чарли людей,  которые верили, будто уважительное обращение словно медаль за особые заслуги - тебе сделали хорошо, ты отвечаешь тем же.  А если ты человека знаешь недостаточно, и он перед тобой ничем не выслужился, то и быть вежливым не обязательно.  Например,  стоит ли уважительно относиться к преподу только потому что он старше? Старость - вообще не заслуга! Возраст всего навсего навязанный обществом стереотип, важны лишь значительные поступки, такие чтобы все внутренности пробрало от переполняющего тебя уважения.
Но Чарли подобных убеждений не разделял, он во всем был консервативен. Человеку может быть никогда не представиться шанс продемонстрировать все свои достоинства, но это же не значит, что следует открыто демонстрировать пренебрежение. Он разумеется тоже сортировал людей по поступкам, очень часто относился к другим с предвзятостью и недоверием, но если его не провоцировали истинного отношения не показывал. Старался уходить от темы,  а то и вовсе не общаться с теми людьми,  кому кредит доверия не выдавался.  Однако несмотря на огромную силу собственного предубеждения, он старательно переступал через себя,  если человек оказывался не таким,  каким предстал перед ним изначально.

Эмилия Найтрей оставалась для ведьмака загадкой, которую, впрочем, он не собирался разгадывать. Желая поскорее отделаться от девушки он решил извиниться,  но даже не предполагал во что это выльется. Ведьма призналась, что он был прав. Она действительно приглашала его к себе с целью скоротать время в чужих объятьях,  да только отчего-то передумала. Форестер завис, отказываясь осмыслить услышанное. Как интерпретировать подобные шокирующие откровения? Он Луне понравился,  но потом его забраковали? Сочли недостойным?

–  Понятно, - пробормотал он, отводя глаза,  хотя ни черта ему было не понятно.  Не знаешь чего хочешь - не приглашай к себе в комнату незнакомого парня и тем более не провоцируй!

Чарли страдал от мысли, что самолично согласился стать одним из вереницы парней, побывавших в объятиях ведьмы. Отчего-то это очень задевало его самолюбие, хотя казалось бы должно быть все равно.  Им вместе не детей крестить, да и вообще жалеть не о чем,  ведь ничего-то и не произошло. Клэр он не изменил, список Луны не пополнился ещё одним дураком, вроде бы не из- за чего переживать. И все же:

–  Могу я задать тебе один вопрос? - Форестер почувствовал себя глупо, но никак не мог справиться с необъяснимым желанием понять, какие мысли роятся в голове у этой девушки.  Сейчас,  когда Эмилия призналась в своей слабости, она не выглядела дерзкой или насмешливой, наоборот, язык её тела транслировал неуверенность и смущение. Неожиданный поворот для сердцеедки, которая крутит парнями на раз два.  К тому же обостренное чувство справедливости обычно не способствует неразборчивости в людях и любовных симпатиях.  Скорее она должна была бы вести себя иначе - долго и скрупулезно выбирать достойного. По итогу не исключено, что и разочароваться, потому что ожидания у борцов за истину всегда запредельные.  Хотя Чарли благодаря своим комплексам "хорошего мальчика" вполне мог бы долго занимать место фаворита.

Девушка кивнула, подогреваемая любопытством.

–  Ты действительно никогда не приглашала к себе других парней?

0

24

– Понятно, - чего-то недоговаривал ведьмак, уйдя в замалчивание.

"Можно мне идти?", - словно у строгого преподавателя, девушке робко хотелось отпроситься с пары. Её имя он знал, представляться в ответ незачем, Мия созналась в прегрешениях, но отпущения, как у святого отца не получила, разговор увяз в трясине неловкости обоих участников. Его "понятно" было полым только при первом впечатлении, но опустившаяся тишина не оказалась звенящей и пустой, в ней толпились мысли, которые не долго томились в черепной коробке мужчины невысказанными. Сама попытка получить разрешение задать вопрос, предупреждала, что он весьма личный. Найтрей нехотя кивнула. То ли от неготовности к откровениям, как обычно, то ли от страха неизвестности. Непроизвольное напряжение в мышцах давало понять, что тело приготовилось к нападению и оно случилось.

– Ты действительно никогда не приглашала к себе других парней?

Неподдельное удивление почти сразу сменилось горящим в крови раздражением. Какой абсурд! Во-первых, это как он так извратил смысл своего прошлого вопроса, который звучал следующим образом: "ты со всеми парнями так себя ведёшь"? Эмилия припомнила, что ещё тогда не утруждала себя разборами в том, как это "так"? Но ей простительно, думать серьёзно когда парень и девушка в комнате полуголые, практически нереально. Вариантов, конечно, тьма, и она ответила как понимала, думала и чувствовала сама, а теперь выходит солгала? Она не могла с ходу припомнить контест при котором парни оказывались в её спальне, но они там тусовались, это точно. Может и сама приглашала. И теперь во-вторых. А какое дело Чарли Форестеру? Неужели если поскрести ногтём его вопрос, краска светского приличия слезет и останется осуждение в распутном поведении? Девушка то ли усмехнулась то ли фыркнула и слегка поджала свои вечно розовые, чуть припухшие губы, которые так нравились парням. А может хотел быть единственным и не повторимым? Вдруг наставления матери верны и мужчины в самом деле ценят невинных девчушек, берегущих себя лишь для мужа? Её так и подмывало сознаться, что она именно такая. Не познавшая всех радостей настоящих отношений и близость ей только снится.

"Глупости!" - резко прервала себя. Подобные рассуждения по-прежнему звучали в голове несуразными. Она не хотела такой быть. И перед кем ей изображать хорошую девочку, а главное зачем? Получить одобрение ведьмака? В характере Мии скорее предстать сами нелицеприятным образом, подтвердить ошибочное мнение о себе лишь бы не соответствовать чьим-либо навязанным ожиданиям. Её избранник точно не должен оказаться балбесом, который откажется от девушки лишь по причине того, что он не первый и не единственный мужчина в её жизни. Она не сомневалась, что столь строгие критерии для оценки женщины имеют лишь неуверенные в себе мужчины, страшащиеся конкуренции и сравнений, а так же те, что относятся к девушкам, словно к сексуальному объекту без права самостоятельно распоряжаться собственным телом. Так что Мия уверенно расправила плечи и восстановила в глазах дерзкий вызов. Ведь, в-третьих, выходит, что парень ей не поверил. Что ж, он заслуживает получить ответ, который желал услышать ещё тогда.

- Приглашала, - спокойно и сухо выдала волшебница, приподнимая бровь.

"И что ты намерен с этой информацией делать, хмурый красавчик?"

0

25

Не зря он все таки назвал её Луной. Эта кличка как нельзя лучше отражала всю суть девушки.  У неё точно так же как и у тески, чьё имя она получила,  было две стороны: одна - видимая, освещенная, и другая - холодная, неизведанная. Найтрей обманывала искренностью светлой стороны,  но стоило лишь чуть-чуть перешагнуть черту, как её лик менялся.  Черты очерствели, а взгляд прожигал насквозь и скептически изогнутая бровь не сулила ничего хорошего.

–  Приглашала, - в словах звучала интонация знакомая Чарли с детства. "Тебе что за дело?" Пренебрежение в ответ на интерес. Грубость на попытку выклянчить ласку.

Мысленно он схватился за голову - "Зачем вообще спросил?" Чего так упорно пытается добиться от неё всякий раз стоит им встретиться?! Неужели так хочется убедиться в том,  что все плохое о ней надуманно? Разве в прошлый раз происходило не тоже самое? Её слова ввели ведьмака в заблуждение,  он решил было,  что совращает девственницу и отступил. Но в Луне не было ни грамма невинности и стыда. В чем она самолично призналась, когда Чарли прямо спросил было ли у неё с кем-то нечто подобное.  Речь шла уж конечно не про поцелуй, но назвать вещи своим именем он не посмел. Чарли считал,  что и так все должно быть понятно. Но если он тогда оказался не прав,  тогда в чем же он был особенным? Чего же в её жизни ещё никогда не было до появления Форестера? Секс был.  Поцелуи тоже и даже в комнату  она  кого-то приглашала!

Чарли скрипнул зубами и пристыженно опустил взгляд.  Современные девушки так отличались от книжных героинь, которые его по-настоящему трогали. В реальной жизни уже сложно представить, чтобы кто-то обращался к женщине старым, чопорным словом "леди". Язык не повернется назвать леди деваху, которая бранится похлеще уголовника, курит и выпивает.

Женщины так долго отвоевывали свое право быть во всем равным мужчинам, что даже в пороках решили не уступать. Образ святой и непорочной девы с младенцем на руках, сменился обликом прогрессивной дамы, которая ложится с мужчиной в постель вовсе не за тем,  чтобы однажды дать кому-то жизнь. Она делает это даже не по любви, а из интереса и стремления познать себя.

Нет,  он вовсе не считал, что мир изменился в худшую сторону,  когда у женщин появилась возможность учиться. Он не считал, что свобода и независимость обязательно обернутся злом. Злом становятся непонимание, как распорядиться свободой. Так же как вседозволенность - самый короткий путь к аморальности.

Конечно,  Форестер всем сердцем хотел стать для кого-нибудь особенным, единственным во всех смыслах. В постели и в мыслях быть тем,  кому никогда не отыщут замену. Но ему,  казалось,  что и большинство девушек стремятся к тому же…

Во всяком случае они с Луной в этом точно похожи, разве нет? Иначе зачем отчитывать парня за "измену"? Неужели только из-за того,  что не поставил в известность будто у него есть другая? А если бы рассказал,  что тогда?! Она согласилась бы переспать? "А теперь сымай штаны!" Ну, бред же!

Чарли нахмурился и прикусил губу. Рядом с Найтрей он поразительно тупел, вёл себя странно и говорил несуразные вещи. В книгах и фильмах любовь часто изображали как эдакое помешательство, что- то неподдающееся логике и разуму. И многие люди стремились отыскать тоже самое в жизни.  В отличие от остальных, Форестер до смерти боялся столкнуться с подобным. Он всегда принимал решения осмысленно. Поэтому не злоупотреблял выпивкой, никогда не пробовал наркотики или что-то подобное и даже не курил. Для друзей у него была железная отмазка - он за спорт, за здоровый образ жизни,  хотя, на самом деле, он просто боялся потерять себя. Любая зависимость лишает тебя свободы сказать нет в любой момент. А Форестер хотел решать свою судьбу самостоятельно.

Точно так же он рассуждал и про девушек. Страсть не живёт долго.  Когда-нибудь гормоны придут в норму,  интерес угаснет и больше ничего не останется.  Нельзя выбирать подругу руководствуясь тем, что на неё сработал магнит в штанах. А с Эмилией было именно так.  Что бы Чарли ни делал и ни говорил, его тянуло к ведьме будто против воли.

Видимо поэтому он окончательно утратил способность соображать здраво и вместо того,  чтобы свернуть неловкий разговор,  продолжил его, подгоняемый невменяемыми мыслями. Он обязан выяснить, что значили её странные слова! В чем же, черт возьми, он такой особенный?!

–  Но ты же сказала,  что такого ни с кем не было… - щеки заалели, широкая ладонь принялась натирать шею, будто пыталась смахнуть невидимый груз.

0

26

Снова они друг друга не так поняли. Возникал закономерный вопрос: а стоит ли в таком случае общаться? Кроме неподдельного притяжения к телам друг друга, обменяться им было нечем, коммуникация явно не ладилась, она отнимала силы. Можно разбирать кто из них хуже хоть до следующего утра. Изменщик, который не изменщик или распутница, которая ни с кем не спала. Даже в некотором роде забавно складывалось: они обвиняли друг друга в пороках, не имеющих ничего общего с действительностью. Парень заметно оробел, и он не осуждал, но выразил глубочайшее непонимание.

- Но ты же сказала...

"Что я же сказала? Вспомни, дружок. Хорошенько." - Мия раздражённо дёрнула щекой.

- ...что такого ни с кем не было…

После его слов в сознании девушки будто что-то слегка прояснилось, вредина отключилась, Эмилия уже гораздо более спокойным голосом ответила:

- Ты любишь выражаться туманно, от этого возникают недопонимания.

У Мии возникло ощущение, что приходится убеждать парня, который её любит в том, что для ведьмы один единственный, самый важный и ценный. А до него либо никого не было, либо все те связи не имели значения. Иначе огорчится.

- Я сказала, что моё поведение с другими парнями не приводило к обжиманиям с полуголым незнакомцем прежде. Если ты спрашиваешь о приглашениях в комнату, это более конкретный вопрос. - она разжевала собственную логику насколько подробно могла. При всей не любви девушки отчитываться перед кем либо, она всерьёз хотела, чтобы Чарли понял её верно наконец. Не считал себя использованным, обманутым или недостойным. Он казался беззащитным в своей простоте и уязвимым в области чистого сердца. Его бы снова обнять, чтобы подбодрить, согреть теплом озябшего в туманах Англии ведьмака, но Найтрей помнила, что он был против такого порыва, она стояла и выжидающе смотрела.

0

27

–  Ты любишь выражаться туманно, от этого возникают недопонимания, - ответила она и Чарли глубоко задумался.  Ему в самом деле было сложно говорить с Эмилией откровенно. Разве называя вещи своими именами он не скатится к пошлости или грубости? А ведь вести себя подобным образом недопустимо в обществе женщины - так его учила мама.

В присутствии леди Джудит не позволялось сквернословить, да и она сама никогда не произнесла при сыне ни одного бранного слова. Что же касается интимных тем,  то они старательно замалчивались. Поэтому Форестер всегда испытывал неловкость в среде людей, где свободно обсуждались щекотливые вопросы. Чуть более раскрепощенно он чувствовал себя лишь в компании своих старых друзей. Кроме того, именно мать  внушила ему,  недопустимо обсуждать с девушкой интимные вопросы. Что до того, если девушка сама затрагивает неподобающие темы, это повествует не только об её невоспитанности и отсутствии должной скромности,  сколько об ущербном уровне умственного развития и интересов. Поэтому Чарли был абсолютно убеждён в том,  что о сексе допустимо говорить,  только достигнув определённого уровня близости. В остальных случаях это неподходящая тема для беседы.

С Найтрей они были совсем не близки. Не говоря уже о том,  что он понял превратно исходящие от девушки сигналы. Теперь ему стало очевидно,  что ведьма просто плохо представляет куда её может завести настолько откровенный флирт. Эмилия любит ходить по острой грани, однако это её личный выбор.

Чарли все-таки стало значительно легче,  стоило ему услышать о том,  что новая знакомая отнюдь не  склонна практиковать встречи переходящие в пылкие поцелуи. Приятно было убедиться в том,  что он заблуждался. Правда к этому примешалась значительная доля стыда: а не он ли спровоцировал девушку? Чарли судорожно попытался припомнить кто кого поцеловал первым,  но сдался и проговорил на выдохе:

–  Ясно.
А потом кто-то стремительно пронёсся по лестнице,  заставляя Форестера встрепенуться, вжать в стену девушку, и воровато оглянуться. Стоило ему убедиться, что угрозы нет - он вернул взгляд на свою пленницу,  отчего-то сосредоточившись на её губах.  И только тогда до него дошло, что левая рука снова преспокойно устроилась на девичьей груди.  Чарли быстро отдернул руку.

– Извини, я…Не хочу чтобы поползли сплетни. Мне-то все равно,  но ты - девушка и тебе ещё учиться здесь…

0

28

–  Ясно. - ответ, который подразумевает скрытое многоточие, вероятное недовольство и ничего хорошего, в общем. Глядя на англичанина, ведьма считала очередной этап схлопывания, а вытягивать разъяснения клещами ей не хотелось. Они друг перед другом объяснились и могут разойтись каждый своей дорогой. Мия шагнула к парню, чтобы так и сказать: рада, что мы, наконец, поняли друг друга. Только прежде, чем слова успели сойти с её губ, ведьмак, с удивительной для его комплекции скоростью, прижал девушку к стене.

"Поцелует", - выпучив глаза, она с готовностью и ожиданием приоткрыла рот почему-то совершенно не возражая. Внезапный порыв страсти взволновал юное тело, которому уже перепало прикосновение одубевшей ладони. Как же в его объятьях жарко!

- Извини... - и градусы резко поползли вниз.

"Так боишься, что тебя застукают за разговором с девчонкой?" - она подозрительно всматривалась в могучее лицо, а Чарльз ответил будто услышал мысли. Переживал не за себя, а за неё, оказывается. Эмилия не поверила. Он серьёзно? Чем таким запретным они занимались под лестницей?

Боже мой, если бы только Чарли Форестер умел пользоваться своей харизмой на полную и не перечёркивал правильные действия внезапной робостью, он получал любую. Британец словно нарочно издевался: он воплощение сексуальности, создан, чтобы соблазнять и грешить, но стоит повестись на оболочку, тебя тут же осудит проснувшийся в нём священник за распутные мысли. Кажется неправильным быть собой и чего-то желать. Стыдно.

Как только ведьмак перестал нависать над ней и отошёл, Мия ляпнула:
- Ты здесь оставался на "второй год" с девятнадцатого века? - она искренне не понимала почему о сплетнях стоит переживать, кому какое дело может быть? Ты девушка... пф. А ты парень. Немного посомневавшись, Мия сделала открытие про англичанина.

"Ты правда что ли беспокоишься за мою честь?"

Насколько это старомодно звучало, настолько же очаровательным ей показалось. Найтрей мило улыбнулась и присела в книксене.

- Сэр Чарльз, это так благородно с Вашей стороны. - подыграла она.

0

29

Щеки Эмилии слегка заалели. Непослушная прядь волос выбилась из общей массы и упала на лицо.
–  Ты здесь оставался на "второй год" с девятнадцатого века?

Форестер заторможено моргнул. Он совершенно не понимал как реагировать на слова ведьмы. Мнительная сторона натуры ведьмака подсказывает ему, что над ним потешаются. Однако в  правильности своих подозрений он сомневался. С чего бы Эмилии пытаться его задеть или унизить? Он ведь не сделал девушке ничего плохого. Хотя поди пойми, что там на уме у этих женщин. Иной раз причина для того чтобы напакостить им не требуется. Сильнее всего сбивала с толку медовая интонация голоса девушки. Она словно мягко окутывала  Чарльза своей шелковой нежностью. Эмилия вела себя как хитрая лисичка, которая точно знала, что делать чтобы облапошить медведя-простофилю. Чарли вёлся против воли,  против здравого смысла и собственных внутренних табу. Поражаясь своей глупости и в сотый раз спрашивая самого себя почему он все ещё здесь? О чем они до сих пор общаются, если он мог бы уже десять раз все закончить?! Больше всего Чарли пугало даже не влечение к ведьме, а странное желание понять собеседницу. В нем таилась явная угроза чёткой, распланированной жизни, которую он себе нарисовал. Все непонятное должно им отвергаться,  но вместо этого он все ещё рядом.

–  Ты  странная, - слова сорвались с языка раньше,  чем он успел себя одернуть. Форестер не собирался мстить или возвращать брошенный  камень, просто брякнул в ответ первое, что пришло на ум и, конечно,  мгновенно пожалел. Общение между ними каждый раз выходило излишне эмоциональным, а значит запоминающимся, что тоже вносило определённую долю беспокойства на будущее.

– Разве хорошая репутация не важна? - поспорил он насупившись. В его представлении любая нормальная девушка должна была стремиться к тому, чтобы про неё не ходили грязные слухи. Тем более недавно Эмилия сама предъявляла ему претензии.

– Ты ведь меня отчитала за якобы отсутствие моральных принципов…

Обиду в голосе скрыть не удалось, но Чарли попытался придать лицу невозмутимый вид.  Вначале его бранили за аморальный образ жизни, а теперь насмехаются из-за слишком старомодных взглядов.

"Ты уж определись!"

0

30

Невинную шутку британец не оценил. И потому попытка Эмилии подыграть, примерив образ дамы девятнадцатого века, разбилась о каменное лицо ведьмака. В угрюмом взгляде девушка распознала неверную интерпретацию её слов: "насмехаешься надо мной, девчонка?"

- Ты странная, - буркнул задетый англичанин.

"Нет же, нет", - сокрушалась ведьма про себя и лишь мольба зелёных глаз выдавала огорчение, что контакт, налаженный между ними с таким трудом, быстро и глупо разрушился. Впрочем, не что-то новое, Эмилия имела привычку иронизировать, а это способно ранить душу. За подобное волшебница расплачивалась уже ни раз, извинялась перед близкими, ссылаясь, что шутить не умеет, но для себя всегда знала: она сказала, что думала.

Форестер выставил защиту, заводя вопросом в тупик. На него тяжело ответить "нет", для любого разумного человека репутация важна, только глупец или персона с низкой социальной ответственностью о ней не заботится. И скорее всего, ведьмак намекал на второе в случае с Мией. А потом Чарли укорил, что раз она такая, не имеет право отчитывать его. Найтрей услышанное не понравилось, поэтому она моментально произвела в голове переоценку ценностей. Если британец называл загубленной репутацией общение девушки и парня в укромном месте, а она не ощущает стыда и беспокойства, выходит, Мие не так уж добрый имидж важен. Она пойдёт от противного, в разрез с большинством, если нужно, но поражения не признает.

- Мне всё равно, что подумают другие, - она отбросила тёмные волосы с плеч и задрала нос. - Главное, что я в ладу с собой и своими принципами.

Жениху изменять - плохо, двум свободным людям, пусть даже интимно, общаться - хорошо. И пусть моралисты её осуждают. Что ей с того?

0


Вы здесь » Kindred Souls » Веяния Прошлого » 20.01.2024 [Наше личное никогда]