18

Kindred Souls

Объявление

Ночь не принесла девушке сновидений, самым нереальным показалось пробуждение. Ведьма заворочалась, потянула затёкшие ноги и вытянула шею. Волнующий родной запах пощекотал её нос. Мия потерлась о душистую кожу не открывая глаз. Захотелось то ли укусить то ли поцеловать. На автомате, сонные губы чмокнули что попало под них. Тогда Найтрей приоткрыла глаз и улыбнулась.
— Привееет, — пропела она слегка охрипшим голосом. Мрак прошлого вечера не вспоминался и не портил ей настроение. Сон отсёк всё плохое, обновил мысли и перезагрузил аватар.
Однако постепенно сознание включалось в работу, сообщая, что происходящее вполне реально. За ночь парочка устроилась вдоль дивана, Мия фактически лежала на фамильяре, у него был обнажён торс, она только что чмокнула его. От понимания, девушка резко проснулась и приподнялась над ним. Глаза распахнулись, проморгались, заметили довольного всем происходящим парня.
“Мы провели вместе ночь”
— Ой, — опешила и завертелась, топчась на фамильяре. В панике и спешке ретироваться, она зацепилась ногой и свалилась с дивана. — Ай! — пятая точка не обрадовалась, но Эмилия засмеялась. Немного нервно и неловко. — С добрым утром. Где мой кофе? — попыталась заговорить ему зубы она. Вода и пламя, клюв и когти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kindred Souls » Веяния Прошлого » [12.10.2023] Zugzwang


[12.10.2023] Zugzwang

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Zugzwang

https://forumupload.ru/uploads/001c/0a/76/4/784696.png

Kayden Moore / Emilia Nightray

12.10.2023
Библиотека. После 23:00

"Цугцванг - положение в шашках и шахматах, в котором любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции."

Прошла неделя с того момента, как Кай сбежал, поджав хвост, от Эмилии и с тех пор то и дело сталкивался с ней в стенах школы. Сталкивался, только чтобы снова сбежать, в надежде, что им не придется заговорить. Но у судьбы совсем другие планы на этот счет. Другое время, место тоже. Но лучше определенно не становится. Каждый шаг, слово и мысль словно бы лишь больше отдаляют их друг от друга.

0

2

Те случаи, когда Кайден сталкивался с Мией в школе можно было отдельно выписывать в дневник, и эти записи отнюдь не были бы короткими. В столовой. В классах. Во дворе школы. В спортивном зале. В библиотеке. В гостиных… В общем-то было куда проще сказать, где он с ней не сталкивался. Но каждая такая встреча заканчивалась одним - Кай позорно сбегал, делая вид, что что-то забыл или его цель находилась где-то в ином месте. Если же пребывания вместе избежать было невозможно, то он просто усиленно делал вид, что страстно увлечен чем-то, будь то лекция учителя или строчки в книге.
Та знаментальная встреча с Эмилией, случившаяся в библиотеке и плавно перетекшая в совместный сон породила в душе юноши весьма противоречивые эмоции, разобраться в которых ему удавалось с большим скрипом.
Эмилия Найтрей была ведьмой, учившейся на первом курсе.  Ведьмой обаятельной, красивой и умной, беседы с которой не навевали скуку и желания сбежать. Все это Кайден понял уже задним числом, когда ему удалось переварить события пережитого кошмара. Но еще до того, парень успел понять и то, что девушка ему нравится и его буквально тянет к ней.
“Бывает ли такое? Чтобы вот так сразу и по настоящему?” - спрашивал сам себя Кай и конечно же давал сразу отрицательный результат.
Следует отметить, что в свои восемнадцать лет он еще не стремился искать отношения, которые бы можно было охарактеризовать фразой “долго и счастливо”. Но и короткие встречи, которых было полно еще лет в четырнадцать, когда наличие таких отношений определял твой статус среди других парней, его уже перестали интересовать.  Пойти на вечеринку с подружкой, которая бросит тебя или которую бросишь ты на следующее же утро, только потому что эйфория спала - это было не для него. И повторять нечто подобное с Мией ему совершенно не хотелось.
Варясь в этих мыслях протекали дни. Каю было трудно сосредоточиться и на учебе, и на занятиях спортом и на беседах с товарищами. Свою отдушину он нашел в тайном месте, что отрыл гуляя по школьным закоулкам. Казалось что до того чердака никому и дела не было о чем говорил вековой слой пыли на полках, стульях и полу. Днем во время занятий ему совсем не удавалось убегать в свою маленькую небесную гавань, по вечерам же приходилось кое-как выполнять домашние задания и поддерживать светские беседы с товарищами. Но по вечерам ему удавалось сбегать, нарушая установленный режим и наводить порядок в башне, где Кай неизменно и засыпал, пропуская каждое утро начало занятий.
Вот и в этот раз он решил направиться на чердак и провести там всю ночь до утра, поддавшись рефлексии или читая прихваченную из библиотеки книгу.
Библиотека. План Кая был достаточно прост и заключался в том, чтобы спрятаться в углу гигантского помещения и дождаться того момента, когда его закроют на ключ, а в остальной школе погаснет свет. После чего только и останется, что открыть окно на первом этаже и сбежать на улицу, где до башни было рукой подать.
Соблюдая первую часть плана, юноша уселся в одном из углов помещения, где густая тень от книжных шкафов скрывала его от посторонних глаз и навис над листом бумаги на котором было написано всего одно слово: "Эмили". Он уже какое-то время пытался написать письмо в котором бы смог объяснить свой внезапный побег, - а необходимость объясниться Кай ощущал остро, - но не мог подобрать нужных слов.
"Да и кто вообще в две тысячи восемнадцатом пишет письма? Она же меня засмеет."
Незаметно для себя, Кай уснул прямо на листке бумаги.
Продираясь сквозь темноту узкого коридора, Кай вновь оказался в подвале с тусклым светом, телами людей по кругу и скованной цепями девушкой в другом конце помещения, подле которой стоял пирамидоголовый. Фамильяр вновь ощутил тот же страх за нее, что одолевал его в этом же самом кошмаре вызванном заклинанием. Страх, отчаяние, желание помочь и незнание, как это сделать.
И как и в тот раз, монстр занес свой меч над девушкой, вот только Кай откуда-то знал, что теперь будет совершенно иначе.
- Нет! НЕТ! - раздается чей-то крик и  Кайден понимает, что это его собственный голос.
В отчаянии он швыряет в монстра чью-то отрубленную конечность, и следом  сам бросается вперед. Но прежде чем успевает достигнуть цели, пирамидоголовый  со свистом рассекает клинком воздух. Судорога пробегает по телу фамильяра, и он просыпается, жадно хватая ртом воздух и чувствуя, как холодный пот стекает по его вискам.

0

3

Прежде Мие не доводилось испытывать мук неразделённой любви. А именно такими ей показались чувства к однокурснику после совместно пережитых событий. Её тянуло подойти и заговорить, если в поле зрения оказывалось знакомое лицо, то сердце пропускало пару лишних ударов, а тело нерешительно замирало. Ведьма даже научилась спинной ощущать, если Кайден вошел в класс. Её почти лихорадило, если он не поблизости, она не могла есть и спать. Какой-то кошмар, а лекарства от этой болезни не имелось. Потому что парень отказывал ей в своём обществе. По началу это можно было списать на случайность, но их накопилось многовато, и ведьма точно знала – мистер мурчащая фамилия её избегает.
Почему? Неужели так злился, что по её вине сильно испугался? Так и ей не сладко пришлось, но они вместе через ад прошли, это должно было сблизить, а не разобщить. Кайден видел её худшие кошмары, а она его, мысли её слышал и что потом? Не перезвонил.
«Вот же гад!»
Помучавшись так неделю, она начала не страдать, а злиться на него за переживания, которые заставил испытывать. За чувство вины, которое неизменно возникало, когда фамильяр намеренно отворачивался и «читал». Фамильяр. Название ещё такое пафосное и гордое. Ему подходило. А Мие было не по душе такое. Девушка не переносила конфликты или когда на неё обижались. Если нужно, она извиниться может, но не в том случае, когда наказывали молчанием. Худшая пытка в отношениях.
«Ну и фиг с тобой, Кайден Мур.» - решила она, как отрезала. «Больше по тебе страдать не стану ни минуты.»
Спасение от тяжелых мыслей девушка легко находила в книгах. В них можно заглушить внутренний голос чьим-то другим. Поэтому Мия поискала для себя подходящую литературу. Порой для этого необходимо прочитать пару абзацев начала. Один из таких томиков надолго увлёк волшебницу, а как устала стоять возле полок, девушка облокотилась спиной о стену и соскользнула по ней на пол. Опомнилась юная ведьма, когда почти всю закончила читать, а в библиотеке потухло основное освещение. Вот тогда взгляд быстро упал на наручные часы – одиннадцать.
«Чёрт.»
Она пронеслась вдоль стеллажей, но худшее уже случилось – дверь оказалась заперта. Мия пару раз отчаянно дёрнула за ручку и глухо стукнула по дереву кулаком. Тяжёлым медленным вздохом сопровождалось осознание ночёвки не в мягкой уютной кроватке, а на твёрдом холодном полу. И тут:
- Нет! НЕТ! – глаза от ужаса полезли на затылок, а по спине сошёл холодный пот.
«Мне послышалось», - успокаивала себя ведьма, но не проверить не могла. Вооружившись фолиантом потолще и потяжелее, она на носочках пробиралась в сторону звука. Что может быть хуже оказаться случайно запертой в библиотеке? Только оказаться случайно запертой в ней и обнаружить, что ты не одна.
«Вот здесь, за этой секцией», - Мия осторожно выглянула из-за шкафа. Выпрыгивать с диким криком, замахиваясь оружием и создавать эффект неожиданности – не её стратегия. Мало ли что там или кто. «Хоть бы-хоть бы нормальный человек», - скрестила она пальцы.
Но это был Кай. Не в смысле, что он ненормальный. В огромной школе среди сотни учеников, она оказывается взаперти с единственным человеком, который наверняка этого не хочет? Вот так шлёпнуло его бумерангом в затылок за все её муки.
Ведьма с ехидной улыбкой выплыла из укрытия и радостно объявила фамильяру:
- Поздравляю, тебя заперли здесь со мной. – Она раскрыла своё оружие на случайной странице и сделала вид, что изучает слова на ней. – Могу почитать, мы уснём и поборемся с монстрами.., - сладки голосом пропела волшебница, будто стюардеса перечисляла доступные к выбору опции. «А потом ты сбежишь. Снова». – Девушка сердито сузила глаза и вернула их на однокурсника.

0

4

- Хватит с меня снов, - тихо говорит Кай и сам не узнает свой голос.
Глубокий, слегка грубый и хриплый - совсем не такой, каким он привык его слышать сам. “Мягкий, убаюкивающий и чарующий” - именно эти слова чаще всего подбирали окружающие, выбирая эпитеты для описания голоса Кайдена, то ли действительно так считая, то ли желая сделать ему приятно. Сам же он с этим никогда не соглашался.
“Слышали бы вы меня сейчас.”
“И хорошо, что не слышат.”
- Только что поспал. У тебя не будет ничего выпить? - юноша утирает пот с лица и устало трет виски.
Редкий дневной сон не приносил Каю желанного ощущения отдыха, но зато по пробуждению ему  всегда сопутствовали головная боль и жуткое желание пить. И этот раз исключением не стал.
Его взгляд наконец фокусируется на стоящей перед ним девушке, и сердце вновь пропускает удар. Один из многих за последнее время.
- Не надо снов, - выражение лица Кая меняется, становясь более дружелюбным. Губы изгибаются в улыбке, из глаз исчезает недовольство, пропадает складка между бровей, а на правой щеке проявляется небольшая ямочка. И только глаза остаются холодными, смотря на девушку внимательно и осторожно.
Несколько секунд он смотрит глаза в глаза Эмилии, а затем не выдерживает и отводит взгляд в сторону. На глаза попадается лист бумаги на котором по прежнему написано всего одно слово. Кайден непринужденно убирает его со стола, сминая в небольшой шарик, и закидывает в сумку.
“Тебя заперли здесь со мной,” - вторит внутренний голос словам волшебницы.
“Или нет. Что мешает мне уйти?”
“Быть правым или поступить правильно?”
Кай борется со своим внутренним “Я”. Он знает, что может сбежать от девушки, как сбегал каждый день до этого. Он знает, что пришел сюда сегодня, чтобы покинуть школу и отправиться в башню. Он знает, что ему за это ничего не будет.
Но подлый внутренний голос как и много раз до этого напомнил о правильным. Убежать от Эмилии сейчас было бы неправильно.
- Мы же договаривались, что читать неизвестные заклинания впредь буду я. Как ты тут оказалась, Лия? - голос Кая слегка дрогнул в самом конце.
Это был первый раз, когда он обратился к девушке по имени.
“Еще и сократив…”
Не все любили, когда их имена сокращали, и некоторые реагировали на это слишком бурно. Но чаще всего Кайдену было плевать на это плевать, он просто говорил так, как ему было удобно. Эмилия не была всеми.

0

5

- Только что поспал. У тебя не будет ничего выпить?
- Не пью, - сухо процедила Мия. «Он что… пьян?» Какой-то измученный, вялый, с глубокими синяками под глазами. Даже голос чужой. Тень прежнего Кайдена. Ведьма увидела его заново, а он только сейчас заметил её. На лице будто насильственно образовалась улыбка, демонстрируя ямочку. У самой такие на обеих щеках, но у Мура не замечала раньше. То ли он ей ещё не улыбался, то ли она не смогла вспомнить. В приветливость его лица можно было поверить, если бы не глаза – они не участвовали в общем натягивании фальшивой маски. Наоборот, какое-то время словно бодались с ней, зачитывая длинный список претензий. Жаль, что фамильяру не хватало духу высказать всё в лицо. Он отвернулся, смял какой-то листок. Мия проводила жест безучастным взглядом и опустилась на стул. Они заперты вдвоём, но время, очевидно, проведут в одиночестве. Однокурсник опять собирал вещи, чтобы смыться. Она порядком устала от такого поведения, поэтому облокотилась на стол и подпёрла ладонью голову, молча наблюдая за ним.
- Мы же договаривались, что читать неизвестные заклинания впредь буду я. Как ты тут оказалась, Лия?
- Ооо, так ты со мной разговариваешь? – неподдельно изумилась ведьма.
«Внезапно что-то новенькое.»
– И даже в окно выйти не попытаешься? – она произнесла вслух фигуру речи, которая натолкнула на мысль: они же на первом этаже. Если окна открываются, то можно попасть в комнаты. Идея лишь на мгновение исказила лицо девушки серьёзной задумчивостью, но она виду не подала, что осознала, как выбраться. Хотя Найтрей никогда не тратила месяцы жизни на просмотр фотографий с объектом желания и верой в счастливое будущее, если симпатия оказывалась невзаимной, она ничего не могла поделать с почти физически ощущаемым стремлением побыть рядом с однокурсником.
«Лия» - резануло слух. Её так не называли. Интересно, с чего бы он решил сократить имя до трёх последних букв? Она отзеркалила: - Зашла почитать, Ден. Ну а для чего ещё можно оказаться в библиотеке? Странный вопрос. Впрочем, она показывала, как на них следует отвечать. Чётко и по существу. Не игнорируя.
- Раз привилегия только у тебя, то ты почитай мне, - глядя на него бесстрастно, проговорила она.

0

6

Кайден состроил удивленное выражение лица на замечание Эмилии.
- Ну вот же, мы говорим, - его голос спокоен и флегматичен, хотя охриплость так и не пропала.
– И даже в окно выйти не попытаешься?
“Понятно. Окно отменяется,” - мысленно хмыкнул Кайден, словно бы и не он всего несколько секунд назад отказался от этой затеи. Отвечать на укол он не стал, лишь слегка прикрыв глаза и покачав головой из стороны в сторону.
“Черт, как же пить хочется.”
Взяв в руки свою сумку, которая успела свалиться на пол, он зарылся в нее обеими руками. Вещи, что по обыкновению были аккуратно сложены и лежали каждая на своем месте в этот раз были хаотично раскиданы по всему пространству. Блок с листами, альбом для рисования, учебники с книгами и ручки с карандашами составляли из себя большую кучу малу, что не столько мешало найти искомое, сколько раздражало своим беспорядком. На самом дне сумки Кайден нашел то, что искал - бутылку с водой.
“К счастью не выложил,” - парень даже вздохнул от облегчения.
Достав заветную емкость, он поспешно открутил крышку и жадно присосался к горлышку, пока не ополовинил содержимое. Прохладная влага смочила горло, утолила жажду, подарила чувство свежести и головная боль стала постепенно отступать.
- Каждый раз так. Стоит мне немного поспать вечером и просыпаюсь совершенно разбитым с головной болью и жутким желанием пить, - пояснил Кайден свое состояние и протянул бутылку Эмилии. - Хочешь? А, да, ты же не пьешь... простую воду.
“Зашла почитать, Ден.” - с опозданием в голове парня всплыли слова ведьмы, пропущенные им мимо ушей, пока он расправлялся с водой.
Рука плавно опустилась на стол и отпустила бутылку. Кай тихо и тяжело вздохнул и попытался найти слова для ответа.
“Ден. Лия.” - он понимал, что девушка раздражена, как и то, что она вкладывает далеко не тот же самый смысл, какой использует он, когда с его губ срываются эти три буквы. Как объяснить, то что Эмилия прекрасна? То, что она не лишена величия. То, что желанна. То, что расцвела в его жизни в мире тьмы и смерти, но подарила жизнь и надежду. То что и дня не проходит, чтобы он не хотел прикоснуться к ней и попросить прощения. То что жаждет защищать.
“Эмилия. Лилия.“
То, что в первое время представляло из себя простую ассоциацию, успело стать чем-то более сложным. Кайден никогда не был тем, кто верил в астрологию, хиромантию и символизм. Не верил он в них и сейчас, несмотря на то место, где находился и окружение состоящие из одних ведьм, да фамильяров. Но зато верил в то, кем была для него девушка.
“Вот так и объясни.” - посоветовал внутренний голос.
“И зачем?”
Кай несколько раз моргнул и встретился взглядом с собеседницей. Теперь в его глазах было куда больше тепла. Была в них и нежность, которую он не успел спрятать.
- Хорошо. Эмилия, - юноша специально выделил имя, давая понять, что услышал ее. - Почитаю.
Кайден достал из сумки книгу на обложке которой было написано название. “Триумфальная арка”. Именно ее фамильяр читал в последнее время. Потянув за закладку он открыл страницу, на которой остановился и стал читать вслух.

Равик стал под душ. Прохладная вода струилась по коже. Он глубоко вздохнул, потом завернул кран и вытерся. Утешает только самое простое. Вода, дыхание, вечерний дождь. Только тот, кто одинок, понимает это. Тело, благодарное воде. Легкая кровь, стремительно несущаяся по темным жилам. Отдых на лугу. Березы. Белые летние облака. Небо юности. Куда девались все треволнения сердца? Они заглохли в мрачной суетности бытия.
Он вернулся в комнату. Женщина забилась в угол дивана, натянув одеяло до подбородка.
-  Холодно? - спросил он.
Она покачала головой.
-  Боитесь?
Она кивнула.
-  Меня?
-  Нет.
-  Города за окном?
-  Да.
Равик закрыл окно.
-  Благодарю, - сказала она.
Он посмотрел на ее затылок, на плечи. Чье-то дыхание. Частичка чужой жизни… Но все-таки жизни, тепла… Не окостеневшее тело. Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?
Женщина, глядя на Равика, нервно передернула плечами. Он почувствовал, как схлынула волна смятения, пришла глубокая, невесомая прохлада. Напряжение исчезло. Открылась даль. Словно он провел ночь на другой планете и вернулся на землю. Все вдруг стало простым - утро, женщина… Думать больше было не о чем.
-  Иди сюда, - сказал он.
Она оцепенело уставилась на него.
-  Иди же, - повторил он нетерпеливо.

Глава закончилась, Кай положил свободную руку поверх книги и снова посмотрел на девушку, ощущая, что сердце в груди бьется все волнительней.

0

7

Ситуация с водой вызвала в Мие смешанные чувства. Для чего водить бутылкой у неё перед носом словно выигрышем в непонятной игре? Спрашивают не будет ли чего попить или не найдётся водички. Выпить просят в случае алкогольных напитков. И то, что девушка уловила его просьбу ошибочно, Кайден счёл поводом для издёвки. Она растерялась на секунду от такого нахальства и смерила фамильяра цепким взглядом, анализируя мотив.

«Ох ты, Кай, зачем так играешь? Если я захочу попить, ты угостишь.» - думая об этом, она смотрела на него с любезной мягкой улыбкой.
- Хорошо. Эмилия
- Мия, - быстро поправила девушка на предпочитаемую форму. – Так зовут друзья, - заодно предложила ему самому выбирать входить в этот круг или сохранять дистанцию полного имени.
- Почитаю. – Ведьма заинтересованно выпрямилась. «Серьёзно?» - больше всего её взволновало не то, что Мур откликнулся на предложение. Он в самом деле не сопротивлялся тому, чтобы провести с ней время? За прошедшую неделю ей впервые по-настоящему, физически полегчало. В груди перестало болеть, лёгкая дрожь прекратила терзать тело, а навязчивые мысли преследовать парня отступили, и в голове прояснилось. Стало так легко и спокойно. Почти забытое ощущение, но такое ценное на контрасте. После тяжёлой печали, выматывающей душу и нервы, наступила тишина. Очень особенная тишина, как будто ты дома и всё что тебе нужно здесь. Ты слушаешь и слышишь, понимаешь и понят. А там за окном могли метаться молнии, сыпать градины или сойти снежная лавина, твой дом выстоит. Потому что ты в нём не один.
Кайден раскрыл Ремарка, Мия выбор одобряла. Невероятное совпадение, но она обожала немецкого писателя и особенно «Триумфальную арку». Законно ли так с ней поступать? Найтрей поудобней разложилась грудью на столе и устроила голову, чтобы видеть читающего. Голос парня растекался по залу убаюкивающей мелодичностью. Бархатный тон его тембра едва касался ушей, волос, сознания. После семи дней трудностей со сном, полог накопившейся усталости накрыл девушку с головой, и она медленно закрыла глаза, теряя реальность, а затем и голос Кайдена в эфемерном тумане дрёмы.

0

8

Тук. Тук-тук.
Сердце Кайдена все еще отбивало свой беспокойный ритм. Юноша осторожно перевернул страницу, вложил закладку и положил книгу на стол. Эмилия никак не отреагировала на возникшую тишину. Ее глаза были закрыты, выражение лица стало умиротворенным, а губы легонько приоткрывались при каждом вдохе в такт вздымающейся спине.
Кай смотрел на спящую ведьму и не мог оторвать от нее взгляда. В этот раз он позволил себе делать это долго и без страха быть замеченным. Этой ночью в библиотеке не было никого кроме них двоих, картин на стенах да бессчетного множества книг. Но ни картины ни книги никому не раскроют его тайны.
“Теперь ты можешь уйти,” - дал знать о себе внутренний голос, но Кай остался сидеть на месте.
Тук-тук. Тук-тук-тук. Тук.
“Она все равно спит. Ты же не станешь ее будить?”
“Это следует закончить. Объясниться.”
“Сделаешь это потом. Завтра.”
Кай сидел неподвижно, подобно статуе, словно бы боялся, что сделай он всего одно движение и уже не сможет остановится.
“Ох брось. Ты же сейчас даже думать не можешь. Тебе нужно побыть одному.”
Тук-тук.
Это было правдой. Говорить с человеком, который тебе нравится это не тоже самое, что убегать от теней, сражаться с анакондой или бороться с восставшим ужасом. Тут разум отказывал. В подобных случаях Кайден всегда предпочитал взять перерыв, хорошенько обдумать все, найти нужные слова, переварить их и лишь затем уже облекать свои мысли и чувства в словесную форму.
Осторожно встав со своего места, он подхватил сумку, вышел из-за стола и прошел мимо Эмилии, едва сдержавшись, чтобы не обернуться. И остановился на месте, достигнув конца книжного шкафа.
Тук-тук-тук. Тук.
“В чем твоя проблема, Кай?”
“Это неправильно.”
“Неправильно пойти собрать себя по частям?”
“Неправильно оставлять ее одну”
“А что с ней случится? На нее нападут книги? Книжная пыль обернется монстром? Что?”
- Это неправильно, - прошептал Кай, словно озвученная мысль могла заставить внутренний голос замолчать. Не могла.
“Одиннадцать вечера. Вернешься к утру, она и не заметит.”
Тук-тук-тук. Тук.
Юноша с силой сжал полку шкафа, за которую держался, а затем развернулся и направился назад. Положив свои вещи на прежнее место, Кай снял с себя пиджак и наклонился к девушке. Ноздри юноши затрепетали, когда их настиг аромат исходящий от волос Эмилии. В тот же миг жар стал растекаться по его телу, руки слегка задрожали, глаза непроизвольно закрылись, а где-то в груди возникло почти непреодолимое желание обнять спящую ведьму.
Тук-тук.
Кай как можно осторожнее накинул на плечи Эмили свой пиджак и вернулся на место, где сидел все это время до этого, откинулся на спинку и стал молча наблюдать за соней напротив себя.
Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук.
Его сердце было спокойным. Его внутренний голос молчал.

0

9

Она лежала на том же лугу, котором проснулась с Кайем в прошлый раз. Мур сидел рядом и, следуя обычаю очень крутых парней, жевал травинку. Мию насмешила такая демонстрация беспечности снова. Но несмотря на то, что девушка знала какой неприветливый мир их каким-то образом затянул опять, радость от нахождения фамильяра рядом, испытывалась гораздо сильнее страха.
- Похоже библиотека – моя новая фобия, - заговорила с ним Найтрей. – А ты разве не Ремарка читал?
Вместо ответа Кайден механически поднялся, он не смотрел на неё, только вперёд. С прямой, как струна спиной, будто робот двинулся прочь. Ведьма последовала за ним и позвала по имени, но парень побежал. Настолько быстро, что ей никогда не догнать, но Мия попыталась. Он удалялся и уменьшался пока на горизонте не исчез, а у неё из-под ног тут же ушла земля и девушка сорвалась с обрыва. От острого испуга она дёрнулась и распахнула глаза.
Шея и спина затекли в неудобной для сна позе, на подмятой щеке отпечаталось плетение рукава, Мия с ленивым зевком потянулась, и с плеч упал пиджак. Не её, а дополнительный, Кайя. Девушка пару секунд смотрела на вещь, повесила на спинку стула, затем перевела немой взгляд на владельца. Он сидел напротив и как будто не шевельнулся с места.
«Ты мог уйти», - если бы кто-то ей сказал, что Кайден не догадался как выбраться, она не поверила. При этом девушка не стала проверять и произносить утверждение вслух, давая фамильяру понять, что притворяться запертыми больше нет необходимости. В сложившимся положении ей оставаться выгоднее.   
Она продолжала долго смотреть на Мура, молча, испытующе, стараясь понять за непроницаемыми глазами, что парень таит на душе. Вроде бы по началу он огрызался на неё, но теперь проявлял заботу и снова мило себя вёл. Почему? А главное, на долго ли его хватит? Не спросишь, не узнаешь. Верно?
- Есть какая-то причина, почему ты меня до сих пор избегал? – с надеждой на ответ спросила Мия, рассчитывая, что его доброе расположение духа продлится достаточно долго, чтобы честно поговорить с девушкой об этом.

0

10

Кайден сидел на своем месте и наслаждался ощущением покоя и умиротворения, наблюдая за спящей девушкой, лишь изредка переводя взгляд с ее лица на минутную стрелку часов, что висели на стене неподалеку, чтобы не потеряться во времени.
Те страхи, что ему довелось недавно пережить и победа над ними значили не так много, как победа над самим собой этой ночью. Сейчас Кай понимал, что кривил душой, когда говорил или думал, будто бы не убегает от вызовов, принимая их со всем доступным ему достоинством. Убегал. От Эмилии он убегал.
Какими бы достойными не казались его убеждения и как бы не было притягательно выдуманное оправдание, он выбрал именно путь побега, а не разговора. И это было неправильно.
Правильное и неправильное. В этой борьбе двух противоположностей Кай всегда старался выступать на стороне первой даже если внутреннее  "я" настаивало на втором или убеждало, что неправильное и есть правильное.
Так или иначе, но Кай победил внутренний голос и теперь точно знал, что не убежит.
Эмилия. Запах ее волос, шампуня и духов до сих пор щекотали его ноздри, заставляя внутри что-то переворачиваться. Не болезненно,  но скорее словно этот кто-то был наполнен сладкой  истомой. Желание обнять ведьму тоже так никуда и не делось, но будто успокоилось и присмирело. Казалось таким правильным быть просто рядом с ней, проявлять заботу, смотреть на ее лицо, которое то хмурится, то снова становится умиротворенным и слушать ее мерное дыхание.
"Что тебе снится, Лия?" - с улыбкой подумал Кай.
Но вместо ответа девушка дернулась и проснулась. Упавший пиджак не вызвал у него интереса, чего не сказать о заспанном виде ведьмы. Она не казалась смешной. Трогательной и милой, но не смешной.
Их взгляды встретились. Кай продолжал сидеть, не шевелясь, слегка наклонив голову набок и улыбался. Молчал. Первой тишину нарушила Эмили.
- Есть какая-то причина, почему ты меня до сих пор избегал?
Кай коротко кивнул в ответ.
- Знаешь, в течение пяти минут после пробуждения, мы забываем половину того, что нам снилось. А еще через пять минут мы утрачиваем до девяноста процентов сновидений. Что тебе снилось, Мия? - парень слегка подался вперед, облокотившись руками о стол.
"Она задала вопрос первой и твой кивок - ответ фиговый."
Кайден встал с дивана и подошел к девушке, беря ее за руку.
- Расскажешь по дороге? Я хочу тебе кое-что показать. Обещаю, скоро ты получишь свои ответы.
Эмилия не стала сопротивляться и пошла следом за Каем. Тот провел ее к окну, отворил его и вылез наружу, словно для него это было чем-то обычным. Впрочем, обычным оно и было. Оказавшись снаружи, он протянул руки к ведьме, помогая тот выбраться и затем повел ее к башне.
Башня представляла из себя ровно то, что говорило о ней название. Круглая пятиэтажная с чердаком она находилась в дальней части школы и имела два входа: один внутри, другой снаружи. По какому-то стечению обстоятельств, будь то нужда сотрудников школы или чья-то безалаберность, внешняя дверь была всегда открыта, чем Кайден и пользовался. Проникнув внутрь, юноша повел Эмилию по винтовой лестнице наверх.
"О чем бы подумал сейчас случайный свидетель?"
"А не плевать?"
Оказавшись на чердаке Кай не отпустил руку своей спутницы и вместе с ней направился к окну, раскрывая его настежь и демонстрируя открывающиеся виды.
- Почти всю последнюю неделю каждую ночь я проводил тут. Другие люди сюда не приходят. Тихо и спокойно. Пыльно, конечно, но я над этим работаю.
И в самом деле, половина поверхностей, будь то столы, диван или шкафы уже были вычищены, а пол делился на ту часть, что была покрыта пяти сантиметровым слоем пыли ту, что уже была помыта.
- Я приходил сюда, чтобы подумать и собраться с мыслями. Отвлечься. Отвлечься от себя.
Наконец его ладонь освободила руку девушки. Сейчас Каю очень хотелось если не убежать, то отойти подальше, отвести взгляд в сторону и не видеть реакции Эмилии на последующие слова. Но он этого не сделал.
- Кажется, я влюбился. Тогда в библиотеке. И еще сильнее во сне. Все думал, что это мимолетно  на один вечер. Ошибался.

0

11

Он просто кивнул. И всё. Короткое согласие и пошла ты нафиг, Мия. Конечно, чего она ждала, ставя вопрос таким образом? Следовало спросить «почему». Почему ты избегал? Собственное раздражение переплавилось в чистую ярость к фамильяру. Клокочущая в груди вредность требовала больше никогда не разговаривать с этим невыносимым типом как бы тяжело ни было. С ним не поможет даже чтение мыслей! Его спокойные глаза ничего не выражали. Она поджала губы и переместила взгляд на грудь Кайдена, стараясь прожечь в ней дырку. А он взял да начал диалог с нуля.
- ...Что тебе снилось, Мия?
«Я тебя сейчас тресну.»
Испытывая её на прочность, он поднялся и подошёл ближе, чтобы взять за руку. Ещё одна привычка парня, которая сердила. Пренебрегая уважительным отношением к её просьбе, он прикасался, когда вздумается. Девушке встречались в жизни тактильные люди, которым требовалось трогать другого человека фактически так же, как ей смотреть. Ничего с ними не сделаешь, сколько ни выстраивай границы дозволенного. Они забывают, они так общаются с миром. Тем не менее, ведьма считала, что попытка соблюдать её требование, как минимум, говорит об отношении к ней.
Она не стала возражать, во-первых, потому что решила с ним не разговаривать, а во-вторых, Мур приправил действие обещанием дать ответы. Ладно, ему удалось восстановить статус адекватного человека, поэтому Мия последовала за белым кроликом. И ещё отложила намерение молчать, отмахиваясь скрипучей полуправдой:
- Во сне я бежала, потом сорвалась с обрыва. Ничего интересного.
Девушка неловко покосилась на закрытый томик «Триумфальной арки» и попробовала отвлечь однокурсника от неудобной для неё темы.
- Хороший выбор, я люблю Ремарка. Хотя у него что не книга, то плохой конец, – Мия вспомнила, что Жоан застрелит ревнивый актёр, и девушка умрёт на руках Равика. – Но мне нравится какой философией он это подкрепляет: «хороший конец бывает только тогда, когда до него всё было плохо. Уж куда лучше плохой конец», - воспроизвелись в голове слова уже из другой его книги. Она болтала всё, что приходило на ум лишь бы заболтать. - Голос у тебя, конечно, усыпляющий.
В этот момент девушка воспользовалась протянутой рукой, когда они сбегали из окна. Такой формат прикосновений её устраивал больше, ведь она имела право выбора, но и после помощи Кайден не отпускал. И всё-таки она следовала за проводником и подчинялась навязанному правилу. Лучше так, чем он убегает. К тому же, её действительно интересовало куда Мур ведёт, что покажет и расскажет. Ей должны доверить какой-то секрет, а она к подобному относилась достаточно трепетно и с должным почтением.
Фамильяр открыл ей своё тайное место. Укромный чердак со скрипучими досками пола, старой мебелью и местным жителем пылью, которого парень беспощадно теснил. Кай распахнул окно, впуская прохладный воздух октябрьской ночи. Их одежда была уже не подходящей, чтобы гулять по улице, и девушка поёжилась, но приблизилась к краю, чтобы оценить вид. Убаюканный темнотой сад, молчаливые хребты гор и чистое небо звёзд. Мия одобрительно улыбнулась.
- Красиво здесь.
Отличное укрытие для того, чтобы побыть одному. Так вот что нравилось парню – уединение. Мия всё поняла ещё до того, как тот стал рассказывать. Не ожидала лишь одного:
- Кажется, я влюбился.
«Кажется?», - она перебралась нерешительным взглядом на его лицо. Мурашки от прозвучавших слов прыгали по телу. Или они вызваны холодом, уже не разобрать. От Мии не укрылось, что для признания он отпустил её руку. Для этого парня любить означало отстраняться и убегать? Интересная реакция. Он так же не сказал, что в неё, но намекал. Вряд ли к кому-то ещё проникся во сне. Девушка подарила ободряющую улыбку. Нужна определённая смелость, чтоб признаться, ведьма была благодарна откровенности.
- Мне тоже так показалось, - честность стоит вознаграждать ответной. – Только… ты не думал, что объяснение куда более прозаичное? Например, ты - фамильяр, я – ведьма. Мы в школе, которой должны встретить своего соула, а он в буквальном смысле подбрасывается судьбой?

0

12

Эмилия не отстранилась. Кай смотрел в ее глаза и чувствовал, как его переполняет нежность. Ее длинные темно-каштановые волосы, прямой нос, пухлые губы, тонкий подбородок, прекрасная шея - все это было, все это привлекало и манило, и все это меркло за сиянием ее глаз. Пожалуй, впервые за восемнадцать лет Кайдену хотелось не просто обнимать и целовать кого-то, повинуясь внутренним порывам, но и просто быть рядом, оберегать, делать счастливым.
- Мне тоже так показалось, - услышал он голос Лии и сделал полшага навстречу, но ее последующие слова заставили Кая остановиться. - Только… ты не думал, что объяснение куда более прозаичное? Например, ты - фамильяр, я – ведьма. Мы в школе, которой должны встретить своего соула, а он в буквальном смысле подбрасывается судьбой?
“Это она так говорит “нет?”
“Не торопись.”
Кай наклонился к девушке и медленно перевел взгляд на ее губы. Он чувствовал ее дыхание, чувствовал тепло и для поцелуя нужно было лишь разорвать то немногое расстояние, что их все еще разделяло. Что проще?
- Не когда тебя терзают сомнения, - тихо прошептал он и отступил на шаг. Еще один, другой и вот он уже сидит в кресле и пытается унять биение сердца.
“Скромностью не добиться своего”, “Действовать, а не бояться” - эти и многие другие правила, которым Кай следовал сколько себя помнил, переставали работать сейчас, делая его одновременно самым лучшим, каким он только мог быть, и самым слабым. Одновременно.
Кожа ладоней все еще помнила прикосновения к рукам девушки, вызывая в них легкое покалывание и желание деть их хоть куда-то.
“Подумать только…”
Кай в жизни не часто ходил, держась с кем-то за руки. И не потому, что ему это было неприятно, но потому что особой потребности в этом не возникало, и ни одни из прошлых отношений не существовали достаточно долго, чтобы у него это желание успело проявиться. С Эмилией было иначе. Желание ее прикосновений просто существовало и казалось столь естественным, что Кайден до этого самого момента даже не задумывался о происходящем между ними.
- Вот как, - наконец подал он голос, стараясь чтобы тот звучал как можно ровнее.
Еще не так давно он бы просто ушел и жил своей жизнью дальше, делая вид, что ничего не произошло. Да даже вид бы не пришлось делать.
- Любишь греческую мифологию? - он снова находит в себе силы смотреть в глаза ведьме и удивляется от осознания, что его взгляд сохранил тепло. - Нет-нет, не надо в меня ничем кидаться! Да, я… иногда переключаюсь на другие темы. Мне просто нужно время подумать, прежде чем сказать. Не люблю говорить не подумав. Но сейчас я не заговариваю зубы.
Жестом, Кай приглашает ведьму сесть рядом и, не дожидаясь, продолжает.
- Древние греки верили в мифических существ, что были нашими прапредками, которых именовали андрогинами. Эти существа были одновременно и мужчинами и женщинами. Умные, прекрасные и сильные - они же страдали от гордыни, которая подтолкнула их тому, чтобы бросить вызов самим богам. Боги не были милостивы к своим детям и прокляли их. Разделили на две половины, разбросав по всему миру. Так появились мужчины и женщины, что всю свою жизнь вынуждены скитаться по миру в поисках своей второй половины, что позволила бы им стать чем-то единым и обрести счастье. Так ли ошибались греки? И так ли мифологичны их мифы?
Кайден замолчал, давая возможность Эмилии переварить услышанное и высказать свои мысли.
“Белый слон бьёт коня на с3. Белая пешка бьет слона на с3.” - в ожидании ответа Кай лениво протягивает руку и переставляет фигуры на доске . - “Королевский гамбит.”

0

13

Сердце у Мии безудержно трепетало где-то в горле, когда Кай приблизился и бессовестно долго смотрел на её губы. Она наблюдала за выражением его красивого лица: глаза в полуночном освещении были глубокого синего цвета, как два ярких сапфира. Густые брови строго нависали над задумчивыми камушками очей. Пленительный рот приоткрылся, чтобы… нет. Прошептать бессмысленные для девушки слова о сомнениях, щекоча прохладным дыханием её пылающие щёки.
— Вот как, - что-то определил для себя фамильяр, отступив. Ведьма перестала выживать на маленьких глотках воздуха и наконец задышала свободнее. Неопределённость – худшее, что может предложить мужчина. Поцелуй мог бы легко поведать о чувствах Кайдена, но он предпочёл сосредоточиться на подброшенных ведьмой сомнениях, нежели её ответном признании. Он отошёл, значит не был уверен. Отстранился сейчас, после признания, убежал тогда. Она сделала вывод, что странное поведение Мура походит на человека, который хочет эмоциональной близости, любить и быть любимым, но такие люди в прошлом, вероятно, причинили ему боль и теперь парню сложно поверить, что близость не принесёт страданий, а значит он отталкивает не саму ведьму, а то, что она может его ранить. Мия не осуждала подобную реакцию, но и не могла доверять человеку, который захочет покатать её на эмоциональных качелях «ближе-дальше». А ещё парень любил не отвечать на вопросы или увиливал, или заходил издалека. Он ненадёжный и с ним стоило быть осторожной. Кроме того, Кайден уже вынудил пострадать. За это Мия злилась и обижалась. Она не могла с закономерной чистой радостью принять признание в влюблённости и броситься ему на шею. Девушка осознавала, что её в Кайдене озадачивает, поэтому наблюдала и выжидала.
К чести парня, его гнева или боли, или хоть капли сожаления она не заметила. Кай спокойно заговорил о греческой мифологи. Мию смутил столь резкий переход к другой теме, она тихо усмехнулась его просьбе ничем не кидаться. Надо же, признал, что замечает за собой желание поюлить в диалогах вместо того, чтобы говорить прямо. Он предложил присесть, она опустила на диван рядом и превратилась в слух. Мужчины и женщины две половинки…
«Так. О чём он? Он - мужчина, я - женщина. На секс намекает? Тогда поцеловал бы.»
Философские вопросы ей нравились, поэтому девушка охотно высказала мнение: - Если мы признаем, что греки правы, то мужчина, который нашёл свою «половинку» в другом мужчине, а женщина в женщине, это что? Исключения, которые только подтверждают правило? – Найтрей наблюдала как парень передвигает фигурки на шахматной доске. Слушает он её вообще? Может, всё что она говорит не имело смысла и когда фамильяр вернётся к предмету их разговора, задаст уже новый вопрос из области оперы, например. Девушка поняла, что надо ближе к сути.
- Никогда не думала, что есть половинки. Мы всё целые и можем обрести счастье проживать жизнь с теми, с кем нам хорошо. Такими же целыми людьми.
«Половинки не могут друг без друга, а мы можем. Я могу», - Мия вознамерилась принципиально это доказать самой себе. Однако, концепция родственной души о которой рассказали в школе магии, подрывала основы её убеждений. Девушка тяжело вздохнула и от балды сделала ход чёрными.

0

14

- Исключения, - тихо проговорил Кай и в задумчивости прикусил губу.
Сейчас ему вновь захотелось оказаться поближе к Эмилии, быть может обнять ее и ощутить на себе горячее дыхание девушки, что надежно успело отпечататься в его памяти.
- Знаешь, я люблю исключения. Они…
Холодный сильный ветер проник в открытое окно и раскидал листы бумаги оставленные Кайденом ранее на маленьком журнальном столике. Взвившись в воздух, они закружились словно птицы, а затем плавно и нехотя опустились на землю. Кай прервал свою речь, посмотрел на девушку и, встав с кресла, направился к окну. С очередным порывом в башню влетели редкие листья, что Борей сорвал с деревьев и кустов, бросая их Каю в лицо. Эта борьба бесполезна.
“Твоя или ветра?”
Парень закрыл окно, оставляя бушующую стихию снаружи и посмотрел на небо, где сиял полумесяц.
Кай любил, и ночь, и звезды, и Луну. Холода вот только не любил, не смотря на то, что тот помогал ему быстро собраться с мыслями. В отражении стекла за своей спиной он увидел Эмилию, которая к огромному его удивлению передвигала фигурку на шахматной доске. Подхватив со стола аккуратно сложенный плед, Кай подошел к ведьме и накинул ей его на плечи.
- Не замерзни, хорошо? - он переводит взгляд на шахматную доску и улыбается. - Королева на с7. Это хороший ход.
“Защищаешь свою пешку на f4 и атакуешь мою на c3. Защита или нападение? Хм…”
- Тогда я пойду вот так, - шепчет Кай и легонько одним пальцем толкает белую королеву на клетку левее.
С неохотой он отходит от Эмилии и начинает собирать разлетевшиеся листы бумаги.
- На счет твоих слов. Да, думаю, что каждый из нас целый. И мы можем найти себе много разных людей, с которыми у нас будет громкий смех, интересные разговоры, прекрасный секс и много чего еще. И так будет всю жизнь. Но мне кажется, что идея андрогинов или красной нити судьбы заключается не в том, чтобы было хорошо, но в том, чтобы было идеально. Тут есть чайник. И я позаимствовал на кухне немного чая и кофе. Хочешь чего-нибудь?
Один за другим листки оказываются в его руках. Он лениво проводит по ним взглядом и собирает в стопку. Обрывки недописанных стихотворений, рисунки, идеи, мысли, бессмысленные узоры - они проносятся перед глазами не находя отклика у Кая. А затем он находит свои детские рисунки, непонятно зачем присланные ему матерью и листок замирает в его руках.
На одном рисунке изображена птица, больше похожая на батон с дощечками, на другом - он с мамой и папой с точностью выполненной со всем талантом четырехлетнего ребенка, на третьем - принц, спасающий принцессу от непонятного монстра больше напоминающего синего монстра состоящего из одних закорючек.
“Словно бы от ветра. Какая глупость.”
Глупость. И все же на лице Кая расползается улыбка, которая быстро обращается в смех. Громкий, искристый и искренний смех. Кай впервые смеялся перед Эмилией, и он чувствовал себя неловко. Не потому что смеялся, но из-за причин вызвавших этот смех.
- Извини. Мои детские рисунки, мать прислала. Как глупо.
Не смотря на неловкость на душе у него стало легко и спокойно.

0

15

- Знаешь, я люблю исключения. Они…
«Они…?»
Ей было не суждено узнать окончание мысли, как не суждено заглянуть в детали иных дум и мотивов фамильяра. Жаль, что у ментальной связи между ними истёк срок действия. Мия бы много отдала, чтобы залезть в последний раз к нему в голову и получить точные ответы на интересующие её вопросы. Хоть иди снова погружай их в симуляцию кошмаров ради такого.
Впрочем, Кайдена прервала благая цель. Закрыть, наконец, окно из которого помимо чудесного запаха горных трав, создающего ощущение, что школа – это чайный домик, доносился также порывистый ветер, наводящий в крепости Мура свои порядки. А Мия установила свои на шахматной доске, и тогда её плечи накрыло тепло флюсового пледа.
- Ты такой заботливый, - благодарно отметила она, завязывая узелок из уголков ткани на шее. Она взмахнула накрытыми пледом руками, оценивая плащ. «Я – Бэтмен».
Щёки девушки стали розовее, когда противник по шахматам тоном знатока похвалил ход. «Сейчас ты вообще офигеешь, Мур». Она передвинула следующую фигурку тем же методом – бездумно. Ведьма знала правила игры и цель, но в тонкостях стратегий и продумывании партии далеко наперед совершенно не разбиралась. Её тактика была непредсказуема, местами алогична, но временами приносящая урожай вражеских фигур потому, что никакой тактики в помине не имелось.
- Чай? Не откажусь. А печеньки к нему не заимствовал?
Ведьма не могла принять идею идеальных отношений, о которых вещал парень и возразила:
- Мы живём в несовершенном мире, полном неидеальных людей. И так как таковых не существует, не может быть идеальных отношений, - заявила девушка о своей позиции, пожимая плечами. Это ложь, формируемая писателями, киноделами и романтиками. – Те, кто ищут такие, разорвут связь, как только заметят изъян. Проще объявить, что человек, которого ты выбрал не тот самый и не оправдал возложенных надежд, чем продолжать совместный путь, принимая странности и недостатки. В пределах разумного, само собой.
Кайден неожиданно рассмеялся, перебивая, но не от слов Мии, как выяснилось. Забытые в башне рисунки и записи оказались не рандомным хламом, коего было навалом в комнате. Мур перетащил туда личные вещи, среди которых детские рисунки, которые зачем-то в школу прислала мать. Видимо, чтобы у сына наверняка возникли трудности с социализацией среди сверстников, когда его за такое засмеют авторитетные ребята. Мать. Резануло слух. Обращение всегда казалось слишком грубым и отстранённым словом. Эмилия не смогла бы обратиться иначе, чем мама, говоря о своей.
Девушка очень заинтересовалась тем, что могло настолько рассмешить парня. Фамильяр на её шутки скупился даже улыбнуться, а тут поразительное веселье, звеневшее неподдельным гулким смехом. Мия обошла однокурсника со спины и через плечо прошлась любопытным взглядом по хрустящим листкам в руках. Её на секунду отвлёк коснувшийся ноздрей аромат свежего леса, сухой чистоты и чего-то маслянисто-сладкого, исходивший от шеи и волос Кайя. Затем она подтвердила, по-доброму улыбаясь:
- Раннее творчество Кайдена Мура. Стиль абстракционизм? – она могла узнать о нём только то, что парень хотел или был готов поведать сам, в ином случае увильнёт, так что Мия предложила рассказать о себе что посчитает нужным: - Чем ещё ты увлекаешься? Что нравится?

0

16

“Заботливый,” - Кай слабо улыбнулся и прикоснулся рукой к груди, словно бы был в силах удержать то светлое чувство, что там возникло.
Чувство, которое, несмотря на отказ Эмилии, собственную глупость и навязчивое ощущение того, что он что-то не понимает, никуда не хотело уходить. Да и сам Кай не спешил от него избавляться.
- Будут и печеньки, - пообещал он девушке, не кривя душой. Его нельзя было назвать сладкоежкой, и какую-нибудь среднюю плитку шоколада он бы мог есть неделями, однако быть может именно поэтому всегда имел что-нибудь к чаю, если подобное желание возникнет.
Лия шутит о его рисунках, и он поворачивается к ней с притворно-серьезным выражением лица:
- Абстракционизм? Как ты можешь? По-моему, это самый, что ни на есть реализм. Вот посмотри, тут нарисован я, просто один в один, а вот тут… - Кай тычет пальцем в то, что ранее обозначил для себя, как ветер, и несколько секунд подбирает слова, - … ну хорошо, пусть будет романтизм. На меньшее я не согласен.
Он протягивает собранные листы девушке, а сам уходит в сторону стола на котором стоит старенький, но все еще работающий электрический чайник.
- А где я могу найти кого-нибудь нормального? - слегка изменяет свой голос Кай. - А кот ей и отвечает: “Нигде, нормальных не бывает. Ведь все такие разные и очень непохожие. И это, по-моему, нормально”. Это не совсем точная цитата из Алисы в Стране чудес. Знаешь, я с тобой согласен. Идеальных людей не бывает. Но быть может это и делает нас идеальными?
Кай сливает воду в раковину, ополаскивает чайник и наполняет его свежей водой.
- На самом деле, я думаю, что у каждого есть свои недостатки. Но недостатки определяют лишь сами люди. Одним не нравится, когда кто-то чавкает, другим, что громко говорят, третьим не нравятся тихони, а четвертым - те кто вечно шутят. Пятые скажут, что ты слишком обольстительно одета, а шестые назовут монашкой. Идеальных не бывает - ты права. Важно не быть идеальным, важно чтобы тебя принимали таким какой ты есть, а твои недостатки не вызывали отторжения и проблем. Чтобы твоя вторая половина компенсировала их, а не пыталась с ними бороться.
Кай задумался, вспоминая к чему вел свою мысль. Поставив чайник на подставку и нажав кнопку включения, он повернулся к Мии лицом и слегка присел на краешек стола.
- Связь не решает этих проблем. Она лишь катализатор для того хорошего, что есть в отношениях. И предполагаю, она же помогает смягчать  что-то из плохого. М-да…
В ожидании момента, когда вода закипит, Кай подошел к шахматной доске и стал размышлять над ходом Эмилии.
“Черный конь на с6, в самом деле?” - он переводит взгляд с девушки на доску и обратно.
- И это тоже хороший ход. Научишь меня играть?
Кай плохо знает королевский гамбит. Он видит опасность для своего слона с последующим ослаблением ферзевого фланга, но пока не знает, получится ли противостоять этой атаке.
“Видела ли, планировала ли это Эмилия или же у нее просто превосходная интуиция?”
- Ферзь на h4, - наконец после короткого раздумья решается сделать ход Кайден и возвращается к столику, где начинает греметь чашками, наливая им чай.
- Я не договорил про исключения. Я люблю исключения, потому что они делают все ярче, - лукавая улыбка появляется на его губах отчего становится непросто понять, говорит он всерьез или шутит.
Он возвращается с двумя чашками чая, сахарницей и печеньем к Мие и садится рядом с ней.
- Не знаю, нужен ли тебе сахар, но на всякий случай принес.
Кай бросает один кубик в свою чашку и медленно перемешивает содержимое.
- Как ты уже могла понять, я иногда играю в шахматы. Иногда э-э-э… рисую, - на этих словах он взял стопку собранных ранее листов в руки и перевернул ее лицом вниз. - Люблю слушать музыку. Кататься на велосипеде. Плавать. Смотреть сериалы, хоть с ними тут такая проблема. Иногда я фотографирую. А иногда играю на гитаре. Но лучше не слушай, зрелище отвратное, аж уши вянут. Но я научусь, да! Иногда вырезаю по дереву. Люблю решать логические задачи. И есть множество вещей которые я еще только хочу попробовать.
Кай не сводит взгляда с Эмилии и улыбается.
- Ну как, не уснула пока слушала список? Да ты - герой.

0

17

На примере рисунка, который изображал мальчика, коим являлся Кай, защищающего от монстра девочку, автор доказывал, что стиль как минимум романтизм. «Романтик ты, значит, да? Не зря об идеалах заговорил».
- А это я, - ткнула Мия пальцем в человечка с короной и в юбке. – Ты ещё и пророк. – Ведьме отчего-то всячески хотелось вернуть фамильяра воспоминаниями к тому «приключению», что у них было. Словно одна его фраза «крутая мы команда» или «офигеть с чем справились», подтверждала бы, что оно было, он помнил. Только Мур, судя по всему, предпочитал забыть. Он там не кисло натерпелся страхов, похоже неприятно ему, что Мия видела настолько слабым.
Девушка рассматривала остальное врученное ей творчество пока Кайден рассуждал о взаимоотношениях и надо же! Согласился с ней. И всё-таки она не понимала.
- Тогда чем отличается множество людей, с которыми тебе может быть хорошо от идеального? – она действительно не понимала. Как он помечен? Чем выделяется? – Пока вы вместе, он и есть тот самый несовершенный, но идеал. Потому что твой, вы выбрали друг друга. Вряд ли в этом кто-то сомневается и вступает в отношения, ожидая расстаться месяца через три. Сверхъестественная связь? Значит только маги удостоены по-настоящему совершенных отношений? Не справедливо. – Мия покачала головой, отвергая концепцию. Она росла на примере родительской любви, как и все люди. Их отношения были и есть счастливые, как из рекламы радостной семьи: они доверительные, заботливые, уважительные, словом, здоровые, а главное являлись таковыми на протяжении длительного времени, и девушка хотела того же. Проблема в том, что ей всегда было легко общаться с противоположным полом потому, что она никого не любила. Она признавалась, когда признавались ей. Даже только что с Кайденом. Но потом что-то почудилось, где-то показалось и отлегло. – Может идеально – это когда спустя долгий срок, ты лишь сильнее любишь и убеждаешься в правильности выбора? – Сделала вывод девушка скорее для себя, нежели для него. - Тогда идеал можно обрести только разделив с ним жизнь и в конце умереть, осознавая это.
- И это тоже хороший ход. Научишь меня играть? – Мия удивлённо посмотрела на доску. «Правда что ли?» Вернулась на диван и отложила рисунки.
- Хороший фокусник секретов не раскрывает, - она довольная похвалой заулыбалась и вздёрнула нос, внезапно поверив в себя. Но везти постоянно не могло, Мия сделала следующий ход не рассчитывая, что прокатит и в третий раз.
Парень вдруг вернулся к потерянной мысли об исключениях. Ведьма удивилась, что он вспомнил. Значит это было важно, но пока она восстанавливала в голове исходную цепочку того, о чём там они вообще вели речь, девушка получила свой чай и отхлебнула горчащий напиток. «Исключениями я назвала однополые отношения. Он ответил, что любит исключения потому, что… они делают всё ярче»
От осознания смысла, Мия прыснула чаем ему в лицо. Глаза округлились, щёки вытянулись, она тут же отставила чашку на столик и принялась промакивать с Кайя влагу куском пледа, причитая:
- Прости меня, прости пожалуйста! - сердце в груди выпрыгивало от страха рассердить Мура столь неприятным действием в обмен на оказанную обходительность с его стороны. - Горячий очень.
Как тут признаться, что её настолько впечатлило откровение в гейских наклонностях? Мия не была ханжой, каждый мог спать с кем хотел. Кайден был очень даже симпатичным, так почему он мог нравиться только девчонкам или они ему? Свежим взглядом рассматривая его с того момента, она находила всё больше признаков и подтверждений данной истины. А когда Мур озвучил список интересов, сомнений у ведьмы не осталось. Крепко зажав тёплую кружку между пальцами, она бесцветными глазами смотрела сквозь фамильяра и размышляла о своём.
«Он выходит пробовал… яркие ощущения? Интересно в роли актива или пассива?»
Задать вопросы, которые её мучали было бы бестактно, так что девушка попыталась поддержать текущий разговор, но даже он увёл её не в ту сторону.
- Научись играть на гитаре, да. – она кокетливо улыбнулась. - Девчонки такое обожают, отбоя не будет.
«Любопытно, что ты на это скажешь?»

0

18

- Я или чай? -  засмеялся Кай, стряхивая с себя остатки жидкости.
Его нисколько не обеспокоило это небольшое недоразумение, благо сам чай, добравшись до его лица, был уже не столь горячим. Скорее ситуация его забавляла и открывала возможности подтрунивать над Мией в будущем, припоминая этот казус.
- Сильно обожглась? - он не шевелился, позволяя ведьме исправить свою оплошность. - Напоил чаем, тоже мне.
Взгляд зацепился за доску, где Эмилия успешно продолжала наступление, перехватив у него инициативу.
“В самом деле? Это ты ей позв…”
Кай, не думая, сделал очередной ход, заглушая внутренний голос. Он понимал, что каждое его действие на доске приводит лишь к ухудшению его позиций, но его это нисколько не беспокоило. Разве стояла перед ним задача победить? Нет. Не тогда, когда Эмилия вступила в игру. С того момента он просто развлекался и развлекал её. Получалось неплохо. Это был тот случай, когда поражение могло стать победой.
- Знаешь, я думаю, что волшебники просто-напросто имеют “небольшой бонус”, помогающий найти того, с кем им будет идеально даже спустя долгий срок, - наконец он прокомментировал слова девушки и прикоснулся кончиками пальцев к ее руке, что все еще стирала капли чая с его кожи.
Она молчала, словно думая о чем-то своем, да и сам Кай не спешил нарушать эту тишину. Тишина. Она была уютной и нисколько его не угнетала. Молчание с некоторыми людьми действовало удручающе и требовало наполнить ее содержимым, каким бы оно не было. Молчание с Лией было столь же правильным, как молчание с самим собой. Достаточно было того факта, что она рядом.
Когда Эмили вновь подала голос, Кай даже немного вздрогнул от неожиданности, но тут же пришел в себя, увидев улыбку на ее лице. Эта улыбка была особенной. Такую можно было встретить порой у девушек, что пытались заигрывать с парнями. Но это же и сбивало с толку.
“Она же оттолкнула меня?”
- Я… не знаю, позволят ли мне пронести сюда гитару, но я определенно постараюсь.
Снизу послышались шаги и  следом за ними Кай услышал чей-то мужской голос:
- Эй! Кто там наверху? Маркус?
Кай приложил к своим губам палец, призывая Мию к тишине и сам поспешно встает с дивана, взмахом руки прося девушку следовать за ним.
“Откуда он тут? Никогда же никто не приходил!”
Мия идет следом, но шаги становятся все громче.
- Я разберусь, просто молчи, - тараторит он, открывая перед девушкой шкаф, а сам спешит к лестнице, с облегчением слыша, как позади с тихим скрипом закрывается дверца.
- Нет, не Маркус. Я Кайден. Учусь на первом курсе, - отчитывается он, успевая сделать всего несколько шагов вниз по лестнице.
Перед его глазами предстает один из охранников кампуса, что с подозрением осматривает его с головы до ног.
- Кайден с первого курса, говоришь? что ты тут забыл посреди ночи? Разве не знаешь, что бродить по ночам запрещено? - не смотря на слова Кай слышит в голосе незнакомца смех.
- Я думал, это не касается тех случаев, когда тебе не спится, сэр.
- Не спалось ему. Ну теперь следуй за мной, неспящий.
Мужчина поворачивается спиной, и Кай с трудом сдерживает вздох облегчения от того, что Мие удастся избежать наказания.
“Интересно, что они теперь меня заставят делать?” - задается он вопросом, следую за охранником на первый этаж.

0

19

«А ты флиртовать умеешь?»
Мия немедленно застыла, уголок губ дрогнул, обозначая намёк на улыбку, и девушка склонила голову к плечу, стремясь уловить в правильном ли ключе она поняла сказанное.
Желая увести разговор от своей маленький лжи, ведьма виновато опустила глаза вниз и покачала головой.
«Вообще не обожглась.»
К счастью и Кайден не пострадал, его больше развеселила ситуация, чем разгневала. Чуть ли себя не винил в произошедшем. От этого девушке стало ещё совестнее. Он вообще умел злиться? Обижаться? Расстраиваться? Она наблюдала только три формы: спокойная повседневная, редкая весёлая и страх – исключительная, когда читаешь заклинание криво и вокруг бескрайний океан, кишащий монстрами. Он даже в любви признался буднично, ровно. Как будто не о своих чувствах говорил, а про героев просмотренного давеча фильма рассказывал. После чего сразу переключился на другие темы.
Тем не менее рассуждал про идеалы он всё ещё теплее, чем о чём-либо другом. Будто всё старался донести что-то и буквально вкладывал мысль через пальцы, которыми коснулся её руки. Мия зафиксировала взгляд на простом, но показавшимся крайне интимном действии. Быть может потому, что он еле дотрагивался кончиками, едва ощутимо, почти невесомо. Что он хотел сказать? Беседу поддерживал? На них намекал? Кажется по данному вопросу она сказала всё, что хотела.
Понаблюдав немного за его расслабленным лицом, полуприкрытым волосами, Мия осторожно вытянула руку из чужих пальцев и вернулась на место. Она привыкла к тому, чтобы не слышать, что ей говорят мужчины. Они делают это просто так или с умыслом, но это всегда мало что значит. Девушка ориентировалась лишь на то, что они делают. Например, если Кайден действительно научится играть на гитаре, значит его слова обретут вес. До тех пор, они только сотрясли воздух. Ведьма из его ответа на самом деле не получила желаемой определённости в том, интересно ли Муру много внимания от девчонок.
Она мягкой улыбкой поддержала его стремление и сосредоточилась на партии, грызя печеньку, запивая чаем. По расположению фигур выходило, что Мия как будто побеждала. «Какая умничка», - похвалила про себя девушка, но сделать следующий ход не успела. Её зависшую над доской ладонь вспугнул мужской оклик.
Будто любовнице, чьё присутствие в семейном гнёздышке вспугнуло появление жены, Кай предложил Мие спрятаться в шкафу. «Ну нет, ты не серьёзно! Мне это не нравится», - морщилась девушка, с отвращением рассматривая чёрные, покрытые паутиной внутренности бывшего гардероба. Поскольку фамильяр приказал молчать, она не выразила протест вслух, со скрипом в душе и таким же недовольным скрежетом у дверцы, закрыла её за собой. Было крайне стрёмно сидеть одной в темноте, гадая закроют её в башне снаружи или нет. Все моральные силы девушка расходовала на то, чтобы не думать о количестве пауков, ползающих по незваной гостье в данную минуту.
Как только голоса стихли настолько, что тишина зазвенела, а терпение лопнуло, Мия выскочила из шкафа, с омерзением отряхиваясь, срывая паучьи нитки. Несколько раз по телу пробежала брезгливая дрожь, но ни одно членистоногое замечено не было. Ведьма тяжело выдохнула, после чего осторожно спустилась вниз и с выходом на улицу испытала невыразимое облегчение. Ей предстояло пробраться в комнату не замеченной, чтобы жертва однокурсника не стала напрасной. Поэтому весь путь её мучал вопрос его судьбы. Ведь Кайден спас девушку от наказания и наверняка сам поплатился. Он в принципе каждую их встречу расплачивался и чем-то жертвовал. Может, не зря прочь убегал? Зачем ему такое «счастье» на свою голову. Да, Мия уже не стала бы его винить. Она была бы не против попасться и получить законную кару, но благополучно добралась до своей двери. Засыпая на родной постельке, Мия по-настоящему оценила героический поступок парня.

0


Вы здесь » Kindred Souls » Веяния Прошлого » [12.10.2023] Zugzwang